Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Bank tardis

Перспективы бесфиатного мира

Мнение

Когда криптовалюты и обычные деньги – хоть фиатные, хоть обеспеченные, хоть товарные – наконец будут связаны настоящими, стабильными и удобными мостиками, встанет вопрос: зачем, собственно, вообще нужны эти технически и бюрократически сложные мостики? Так ли нужно связывать блокчейн и «реальную» банковскую инфраструктуру? Если деньги стало возможно заменить их распределенным криптографическим аналогом, то не стоит ли сделать еще один шаг — в сторону распределенной криптографической финансовой системы?

После этого мир уже не будет таким, как прежде. В прошлый раз вот не был, а он пришелся на XIV век и на итальянские полисы. Сами по себе финансовые услуги к тому времени существовали не первое тысячелетие, но были локальными и очень ограниченными. Местный ростовщик мог ссудить деньги или принять их в рост. Современные критики говорят о том, что «реальная» банковская система может предложить доверие — которого якобы маловато в случае с блокчейном. В древние времена доверие основывалось на рефлексе выживания местных ростовщиков. Их можно было поймать, избить и отнять деньги, если бы вздумали мошенничать. Отношения были сложнее, но в целом соответствовали схеме.

Следующий виток развития пришелся на крестовые походы и финансовую деятельность тамплиеров. На базе разветвленной сети провинций и командорств те первыми организовали подобие сетевого банка, который предложил услуги трансферов, ссуд, залогов, да и управления капиталами на приличной части Европы и Ближнего Востока. Доверие в этом случае подкреплялось репутацией, статусом духовной организации, а также военной мощью ордена, если всё прочее не срабатывало.

Затем последовал Ренессанс и первые настоящие банки с отделениями. Потом снижение роли золота, внедрение концепции частичного резервирования вкладов, оценка рисков и регуляция ликвидности, практика страхования вкладов, деривативы — и другие изобретения последующих столетий.

Криптовалюты было бы логично ставить в этот ряд и ждать, пока банки их также освоят и начнут использовать как очередной финансовый инструмент. И следом за ними то же самое сделают все остальные звенья традиционной системы. Биржи и валютные брокеры, инвестфонды, эмитенты кредитных карт, кредитные союзы, ипотечные фонды, страховщики — там длинный список. Но дело-то в том, что платформы, на базе которых работают криптовалюты, по своему устройству могут заменить элементы прежней финансовой системы автоматически.

Bank tardis b

В беседе о тенденциях развития экономики я спрашивал украинского экономиста Александра Пасхавера, где, по его мнению, линия, которую цивилизация не пересечет? Существуют ли глобальные институции, которые всегда останутся под человеческим контролем? Он предположил, что эта линия проляжет как раз перед глобальными финансовыми учреждениями, где существует тот с большим трудом утрясенный баланс доверия, из-за которого мы, допустим, пользуемся кредитными картами — или кладем свои деньги на депозит.

Это тот случай, когда технология способна решить старую проблему. Выше я писал о важности доверия в финансовой системе. А также о том, каким трудом оно иногда достигалось. В современном мире без репутационного доверия можно попробовать обойтись, если ему на смену придет доверие технологическое, с реестрами на базе блокчейна и открытым кодом.

Биткоин показал, что возможна децентрализованная валюта, основанная на принципах распределенной криптографии. Чтобы принципы работали и не нуждались в серверном центре, который нужно содержать и гарантировать, что к нему не возникнут вопросы у правоохранительных органов, пришлось мотивировать людей с избыточными вычислительными ресурсами. Кто-то решил попробовать конвертировать полученные токены в товары и другие валюты, возник спрос, а стало быть и обменный курс. Крошечный мирок зажил собственной жизнью, и к настоящему времени неплохо вырос.

Криптовалюты – это мило, но лежащий в их основе блокчейн — вот это настоящая находка и бомба под традиционной финансовой системой. Она рванет, когда перед мысленным взором разработчиков картина возможного будущего развернется целиком. Причем биткоина это может и не коснуться — если не считать его форков, существующих и грядущих. У него, самой первой системы, есть внутренние ограничения из того времени, когда под вопросом было само желание достаточного количества людей заниматься майнингом. Новое поколение криптовалют гораздо гуще насыщено как идеями, так и возможностями для их реализации в рамках чего-то более грандиозного.

Первая их десятка по капитализации вполне показательна. Ripple — это готовая и неплохо реализованная система расчетов и валютная биржа (а также криптовалюта XRP, конечно). Dash — с дополнительным слоем, который обеспечивает анонимность, а также с оперативным подтверждением сделок. Дробная и скоростная IOTA для транзакций в интернете вещей. Структурный и ветвящийся NEM с механизмами коллективной ответственности, созданный с прицелом на сообщества, но идеально подходящий для корпоративного мира (удивлюсь, если через пару лет не увижу реализованных на нем бухгалтерских и управленческих систем самого высокого уровня).

И, конечно, Ethereum. Его разработчики даже на самых ранних этапах пытались объяснить, насколько могучие перспективы у умных контрактов. Умный контракт, сделка, которая сама может проверять состояния (переслан ли товар? отчуждено ли имущество? сменился ли собственник в реестре?) — это вторая составляющая часть децентрализованной финансовой системы.

Bank tardis a

Еще до ICO для Ethereum, задолго перед тем, как имя этой платформы разошлось в широких кругах, ее потенциал демонстрировали в связке с системой распределенных рисков Augur. Ребята, которые ее создали, показывают в роликах что-то вроде лотереи или платформы для споров на деньги. Заявляют о намерении со временем — не сейчас, а когда очередной форк расширит функциональность, — перебраться на более массовые криптовалюты в качестве базовых токенов (кто тогда мог предвидеть, что эфир прочно займет второе место сразу за биткоином?) Свидетельствуют почтение идеям Фридриха Хайека. В середине прошлого века выдающийся австрийский экономист и философ ввел в экономический оборот две взаимодополняющих концепции, которые теперь представляют интерес для сообщества блокчейна. Первая из концепций описывала распределенные механизмы, существующие внутри общества, а вторая касалась причин, по которым индивидуумы прилагают усилия для того, чтобы создавать подобные механизмы.

Из деталей Augur можно собрать независимый децентрализованный тотализатор. Или платформу для распределенного страхования, рынка деривативов и вообще чего угодно, связанного с оценкой рисков. Триллионный рынок, на данный момент населенный самыми серьезными игроками на нынешней корпоративной сцене.

То есть в нашем распоряжении две концепции: защищенный сильной криптографией реестр и умные контракты. Казалось бы, остается только шаг, максимум два, чтобы изобрести совершенно новый финансовый слой, основанный на децентрализованных, распределенных протоколах, независимый от отдельных государств или коммерческих структур. Что на этом этапе может пойти не так?

Всего три вещи. Во-первых, до строительства новой финансовой системы нужно убедиться, что она способна охватить если не все, то подавляющее большинство реестров криптовалют, обменных бирж, сообществ, платформ токенов. То есть нужно обеспечить, чтобы их разработчики перестали быть жадными индивидуалистами, хотели бы сотрудничать и сопрягать свои системы в единый механизм. И попробовали залатать самые зияющие дыры в своей системе безопасности. Легче легкого.

Во-вторых, кое-что в традиционной финансовой системе более дружелюбно по отношению к ленивому беспечному человеку, который ей пользуется. Это государственные регуляции, суды, системы страхования банковских вкладов, общества защиты потребителей — тот слой, который во многих случаях поможет вернуть деньги, даже если их утрата лежит на совести самого гражданина. Децентрализация означает, что пользователь должен заботиться о безопасности как минимум своих подключений и носителей, на которых размещаются кошельки — и это самый минимум.

В-третьих, нельзя забывать о традиционной финансовой системе и ее рефлексе самосохранения. Всё, что понимают разработчики из криптосообщества, также понимают эксперты и «кванты» в банках, инвестиционных и страховых компаниях, министерствах финансов и международных структурах. Преимуществами распределенных финансовых механизмов можно пользоваться и в том случае, если они будут распределены исключительно по авторизованным серверным центрам лицензированных корпораций. И вот это, между прочим, тема для более подробного рассмотрения в отдельном материале.

Новое в Мнение

Ту зе МУН