Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

monero

Разработан новый криптографический протокол для Monero  

Новости

Активированный в январе протокол Конфиденциальных кольцевых транзакций (Ring Confidential Transactions, или RingCT) прекрасно справляется с поставленной задачей – обеспечивает анонимность транзакций. Сейчас этот алгоритм используется для 95% всех операций с Monero, a с сентября абсолютно все транзакции будут осуществляться с помощью RingCT. Новому коду без году неделя, тем не менее нашлись желающие заменить его еще более безопасным алгоритмом.

Казалось бы, зачем все усложнять? Зачем, к примеру, делать самолеты более летающими, а стиральные машинки более стирающими? RingCT не позволяет идентифицировать ни сумму транзакции, ни отправителя, ни получателя средств. Эта технология стала определенной вехой в истории достижений разработчиков Monero. Но Тим Раффинг, предложивший заменить RingCT новым алгоритмом, считает, что совершенству нет предела.

Новый алгоритм позволит увеличить размер кольцевой подписи в 100 раз. Что делает кольцевая подпись? Она позволяет одному из участников сети заверить транзакцию от имени остальных участников. В результате такой манипуляции определить, кто именно совершил транзакцию, невозможно: операции с кольцевой подписью ссылаются на другие транзакции в блокчейне, а те в свою очередь ссылаются еще на какие-то. Чем больше ссылок на предыдущие транзакции включено в кольцевую подпись (другими словами, чем больше ее объем), тем сложнее определить отправителя и получателя платежа. Их и так определить невозможно, а с новым алгоритмом будет еще невозможнее.

Может показаться, что для реализации этой идеи сеть должна пройти процедуру масштабирования, ведь размеры блоков сети не резиновые: хочешь сделать огромную подпись – придется увеличивать объем блока. Но RuffCT предлагает увеличение объема подписи без увеличения размеров блока. Интересно взглянуть на то, как будет реализована эта идея: белая бумага проекта должна появиться «в ближайшее время».

 

 

После окончания в 1996 году истфака сумского педагогического института работал в школе, потом сторожем в парке, потом журналистом газеты “Данкор”. В 2004-м Тимур Дорофеев позвал меня фрилансером в FHM, и через полгода меня взяли в штат, правда, другого журнала - готовящегося к запуску украинского Men’s Health. Если бы мы с Дорофеевым были семейной парой, то уже отмечали бы агатовую свадьбу – 14 лет вместе.

Из Men’s Health меня переманили в Maxim – журнал, где незадолго до моего появления Дорофеев работал шеф-редактором. Потом Тимура позвали возглавить Time Out Kiev — и угадайте, кто фрилансил в этом журнале? Правильно, я. Когда я представлял себе персональный журналистский дримтим, то, конечно видел в нем великого и могучего Дорофеева. Мы должны были наконец встретиться и поработать в команде, не как главред и фрилансер, а как настоящая редакция. Это произошло в 2013 году: мы делали еженедельное глянцевое приложение к газете «Капитал» – Capital Time. Через год “Капитал” закрыли, но разными проектами мы занимались недолго. Летом 2017 года Тимур со словами «Видимо, это судьба» предложил мне редактировать новостную ленту для H#T.

Новое в Новости

Ту зе МУН