Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

steam locomotive bitcoin

Курсы, форки и другие причины для беспокойства

Статьи

От «Будет только дорожать» до «Это все Enron, тюльпанная лихорадка и пузырь» — вот такой сегодня диапазон оценок для криптовалют. Попробуем разобраться с точки зрения традиционных денег, что это такое.

Всегда было что-то «такое», за что можно было получить товары и услуги. Не так уж важна форма: ракушки, живой скот, куски металла, определенным образом нарезанная и украшенная рисунками бумага, цифры в файле, хранящемся на серверах международной платежной системы. Теперь вот биткоины, эфиры, дэши, которые можно обменять на конкретную недвижимость, автомобиль, услуги дизайнера или пиццу с доставкой на дом.

Всегда было что-то «такое», что приносило доход просто за счет факта владения. Это могли быть бумажные акции или облигации с купонами. В указанный на купоне срок получаешь доход по такой бумаге и купон отрезают. Или цифровые записи в системе по торговле фьючерсами: курс пошел вверх, и ты — миллионер.

Деньги, криптовалюта — это инструмент для удовлетворения наших потребностей. Он может быть более или менее надежным, лучше или хуже защищенным от краж, подделки или «разводнения» (инфляции/девальвации). Вот вам несколько записок на манжетах — о свойствах, возможностях и всем остальном.

lighthouse bitcoin authority

Это вексель?

Знаете, что мне отчасти напоминает активно используемая криптовалюта из первой десятки? Старый добрый вексель. С той только разницей, что никто не собирается «монету» гасить в определенный срок — в отличие от векселя. Вексель — это обязательство уплатить по данной бумаге «настоящие деньги» в оговоренное время. Если я выпишу вексель и отдам его своему соседу за мешок картошки, то дальнейшая судьба векселя может быть разной. Первый — самый скучный вариант — сосед будет с легкими опасениями хранить его до дня расплаты и потом предъявит мне. Ну и я, если не собирался кинуть соседа, отдам ему причитающиеся по векселю деньги и, следовательно, его погашу.

Скучно? Ок. Вот второй вариант — все вокруг верят, что вексель я непременно погашу и никаких опасений по этому поводу не испытывают. Тогда мой сосед может расплатиться векселем за ремонт машины. Хозяин гаражной СТО отдаст вексель в обмен на канистру бензина — на АЗС. Хозяин АЗС заплатит векселем за пару бутылок виски собственнику интернет-магазина. Собственник интернет-магазина отдаст вексель мне за тренинг по написанию умных текстов. Бинго! Мы сделали кучу покупок и, в принципе, могли бы и не платить налогов, так как перемещение этой долговой бумаги нигде особо не светилось. Разве что в учетной системе АЗС. Да и то — вряд ли.

Резюме: если есть возможность не выходить в фиат, криптовалюта позволяет покупать-продавать вне поля зрения налоговых и прочих госорганов. Хотя признаем: ввиду сумасшедшей курсовой изменчивости криптовалюты она для регулярного бизнеса — штука рискованная.

Это цифровое золото?

Еще мне криптовалюта напоминает золото в слитках. В начале 1920-х правительство Советской России закупило в Швеции 1000 паровозов за золото. Не от большой любви к шведам, а потому, что в отношении Кремля тогда действовали определенные ограничения. Как бы сейчас сказали — «санкции». Ну не заплатило правительство Владимира Ленина по облигациям царского и более поздних правительств. Ну национализировали предприятия, принадлежавшие иностранным компаниям. Естественно, цивилизованные страны ввели против большевистского режима экономическую блокаду. После Гражданской войны в стране была полная разруха — пришлось золотыми слитками платить за паровозы. А «на сдачу» еще и несколько пароходов купили — чтобы привезти паровозы в Россию.
Так что криптовалюта — вполне годный инструмент расчетов, исключающий контроль и вводимые государствами ограничения.

Это конкурент акциям Гугла/Амазона/Эппла?

Помнится, герой фильма «Форрест Гамп» прикупил акции фруктовой компании. Это была компания Apple. И в результате стал миллионером. Те, кто не потратил биткоины на пиццу или новые процессоры в 2011-2012 годах, сегодня могут себя считать круче Форреста Гампа.

Значит ли это, что криптовалюта — что-то вроде золотой антилопы, которая как ни стукнет копытцем — так золотые дукаты сыплются? Нет, конечно. В каждом конкретном случае — свои возможности и перспективы.

Что у криптовалюты общего с акциями технологических компаний? На мой взгляд, общее состоит в том, что ценные бумаги технологических компаний стоят тем больше, чем больше перспектив в будущем видят для их товаров и услуг.

Важны не реальные продажи сейчас, а именно перспективы. Большинство технологических компаний имеют показатель P/E (отношение капитализации к прибыли), измеряемый десятками единиц. Иными словами, стоимость компании такова, что дивидендами цену ее акций можно отбить разве что лет за сорок-пятьдесят. И понятно, что инвесторы покупают такие акции скорее ради заработка на росте курса, чем из симпатии к текущим прибылям. «И эти люди будут запрещать нам ковыряться в носу!» В смысле, «и эти инвестбанкиры будут называть биткоин или эфир пирамидой или очередной тюльпанной лихорадкой!».

check-in cryptocurrency SEC

Что может влиять на курс

Проще всего сказать, что повлиять может «всё» или что «всё зависит от позиции SEC (Комиссия по ценным бумагам и биржам США)». И то, и другое будет чистой правдой. Но неполной. На самом деле всё не так страшно и не так просто одновременно.

ФБР, конечно, может взять за хвост очередного Бернарда Мэдоффа. Того самого, в чьем инвестбанке Madoff Investment Securities SEC 13 лет не могла разглядеть признаки пирамиды. Мэдофф платил своим вкладчикам «скромные» 10-13% годовых. И не вызывал у регуляторов никаких подозрений. Когда под влиянием кризиса в 2008 году несколько особо крупных клиентов Мэдоффа попросили вернуть инвестиции, всё и вскрылось. Общий счет потерь — более 60 млрд долларов.

И это — не рекорд. Респектабельный банк Lehman Brothers заигрался в ипотечные облигации и создал волну потерь, измеряемую сотнями миллиардов долларов. Вроде и не было пирамиды. Был просто «финансовый инжиниринг», сложные ценные бумаги под пакеты дрянных ипотечных кредитов. И никто не называл ту практику «тюльпанной лихорадкой». Может быть, потому что руководили инвестбанками седые джентльмены, окончившие в свое время университеты «Лиги плюща»? А блокчейн и криптовалюты придумали никому не известные ребята, личности которых даже не всегда можно установить?

Может, в том и сложность, что одни джентльмены из регулирующих органов не могли поверить своим глазам, когда другие джентльмены заигрались в неджентльменские игры?
Итак, кто и что влияет? Регулирующие органы — раз. Будущие потребности и ожидания инвесторов в связи с ними — два.

Что еще имеет значение? Параметры эмиссии криптовалют. Сохранение принципа децентрализации. Стабильность правил игры вкупе с адаптивностью алгоритмов к новым вызовам.

Мне кажется, что если к регулирующим органам добавить просто «правительства», то получим ту самую Big Five, которая определяет будущее каждой из криптовалют:

  • регулирующие органы и правительства в целом;
  • оценка обществом перспективных потребностей;
  • параметры эмиссии;
  • стабильность правил игры и разумная адаптивность алгоритмов работы блокчейна и системы вознаграждения за майнинг;
  • сохранение принципов децентрализации.

authorities fiat cryptocurrency

Регулирующие органы

Они идут строго по знаменитой пятерке эмоций при принятии неизбежного — отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Умные уже миновали стадии 1 и 2, решив сосредоточиться на торге и принятии (Япония, например). И сам факт наличия таких юрисдикций говорит о том, что у криптофинансов (это криптовалюта + инфраструктура + экосистема) есть серьезное будущее. Уже есть.

Быковатые застряли на стадиях отрицания и гнева. Отсюда и позиция wait and see, которую заняли регулирующие органы большинства стран. Но их поезд уже уходит. И что самое интересное: чем дольше они будут отодвигать стадии торг + принятие, тем глубже будет депрессия. Тем большее пространство вне регуляции останется для криптовалют.

Чем больше денежная масса криптовалют(ы), тем большее число торгово-производственно-сервисных цепочек может быть реализовано в экономике без выхода в фиатные денежные единицы. Учтем так же, что криптовалюты лояльны к пользователям по части налогов и не стремятся зарабатывать на эмиссии пустых денежных знаков (а вот все мировые валюты грешат этим!).

В общем, для бегства в крипту уже хватает аргументов. И их с каждым днем все сложнее перебить запретительными мерами.

Резюме: подпортить кровь криптофинансам регулирующие органы могут, но удушить в колыбели — уже нет.

Будущие потребности и ожидания

Перечень услуг, которые предлагают блокчейны тех или иных криптовалют, еще формируется. Комиссии от обслуживания смарт-контрактов пока не приносят майнерам существенных доходов. Просто транзакции, платежи — да. Обслуживание смарт-контрактов — еще нет.

Но за плечами у надвигающейся перспективы глобального внедрения смарт-контрактов маячит пачка нобелевских лауреатов по экономике. Тех самых, что писали о том, как повышение доверия между субъектами экономики влияет на рост ВВП. Когда по смарт-контрактам в обход бирж фриланса и в обход традиционных маркетплейсов начнет мелкий и сверхмелкий бизнес торговать со всем миром — вот тогда мы все очень удивимся новой реальности.

Когда смарт-контракты приведут к появлению реально мирового рынка труда. Когда ящик выращенной в Молдове органической клубники будет иметь смысл везти самолетом в Осло. Когда блокчейн для защиты от подделок медикаментов убьет глобальный бизнес по подделке лекарств. Когда за макраме, сплетенное в Саранске, будут платить столько же, сколько оно стоит на витрине Пятой Авеню, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк минус цена доставки. Мир станет иным.

Резюме: ожидания есть, они базируются на вполне реальных потребностях нового цифрового и глобального мира – ради одного только выравнивания трудовых доходов в странах первого и третьего мира уже стоило огород городить.

Параметры эмиссии криптовалют

Вот здесь совсем интересно: наука макроэкономика говорит о том, что инфляция — штука обоюдоострая. И еще о том, что инфляция зависит от трех вещей: скорости эмиссии новых денег, скорости обращения денег и темпов роста ВВП. Грубо говоря, инфляция прямо пропорциональна скорости эмиссии новых денег, но если при этом еще и растет скорость обращения денег — инфляция тоже подрастает. А эффект от эмиссии новых денег и роста скорости обращения может быть смягчен, если есть рост ВВП.

Для нас ВВП в случае с криптовалютой — та часть экономики, что ею обслуживается. Для нас ростом крипто-ВВП будет даже переход части традиционной экономики на обслуживание криптовалютой. Именно по этой причине большинство криптовалют растут довольно быстро — они начинают обслуживать все большую часть бизнесов и личных платежей/инвестиций, которые раньше опирались исключительно на фиатные деньги.

Система работает с довольно сложными зависимостями. Например, если инфляцию зажать до минусовых величин — довести дело до дефляции, то получим эффект «сидим на попе ровно и ничего не делаем». И, соответственно, получаем замедление роста ВВП. В случае дефляции самый выгодный бизнес — сидеть в кэше и надеяться на то, что завтра я смогу купить на свои биткоины/эфиры/дэши больше Lamborghini, домиков у моря или вечнозеленых американских «франклинов». И всё это — ничего не делая. Вот совсем.

И наоборот — умеренная инфляция (до 2% годовых) стимулирует к ведению бизнеса, к инвестированию в ценные бумаги и т. п. А вот инфляция от 7-8% годовых, и уж тем более инфляция с двузначными числами бизнес убивает. Если, конечно, это не наркобизнес.

antilope coins

В этом смысле эфир как денежная единица ближе к обычным современным фиатным валютам. И по принципам эмиссии (лимит денежной массы не установлен). И по части стимулирующего эффекта. Для пассивного инвестора это не настолько интересно. А вот для предпринимателя, использующего криптовалюту, эфир комфортнее и понятнее.

Биткоин же — праздник частного пассивого инвестора. Потому что там — постоянный рост курса и, как следствие — дефляция, вызванные ограничением на максимальный размер денежной массы.

Правда, за это приходится платить титаническими усилиями по поддержанию интереса майнеров к биткоину. Отсюда, кстати, столько напряженности и конфликтов в биткоин-сообществах.

Скорость нарастания сложности получения вознаграждения от майнинга лишает майнеров стимулов к участию в поддержании блокчейна биткоина. Компенсируется это двумя факторами — опережающим ростом курса биткоина, а также периодически проводимыми модернизациями алгоритма.

Расширение сферы применения биткоина, усиление интереса инвесторов к нему — всё это наталкивается на заведомо установленный лимит эмиссии этой криптовалюты. Пока лимит не отменен, пока достаточно майнеров, чтобы поддерживать его блокчейн — биткоин обязан дорожать. Это достаточно странный феномен. Но не подумайте, что он уникален. И не думайте, что он не может быть разрушен каким-нибудь «черным лебедем». Хотите пример из жизни небумажных денег? Пожалуйста.

Накануне эпохи великих географических открытий относительно сытая и спокойная средневековая Европа наслаждалась очень медленной инфляцией. Бумажных денег никто не знал. Попытки чеканить монету с низким содержанием драгметалла случались. Но даже в те времена такие фокусы дорого обходились государям, не говоря уж об отдельных баронах.
Но вот открытие Америки привело к тому, что в Европу хлынул поток золота и серебра. Сперва все радовались. А потом начали удивляться быстро растущим ценам на зерно, мясо, оружие, ткани. Денежная масса выросла благодаря притоку драгметаллов из-за Атлантики. А вот производство продаваемых на открытом рынке товаров за ней не поспевало.

И что с того, что испанский и британский королевские дворы чеканили монеты отменного качества из чистейшего инкского золота, если крестьяне физически не могли вырастить больше зерна, баранов или свиней?

Пока что масштабы денежной массы криптовалют невелики по сравнению с капитализацией крупнейших корпораций и денежной массой даже в относительно небольших странах. Скажем, все вместе криптовалюты соизмеримы с денежной массой турецкой лиры. И, грубо говоря, берегов пока криптовалюты не ощущают. Если говорить о возможных масштабах эмиссии, то важны пока не столько размеры экономики в целом, сколько готовность той или иной ее части начать пользоваться криптовалютой и инвестировать в нее.

Если капитализация всех вместе взятых криптовалют вчетверо ниже капитализации Apple, опасаться эффекта насыщения рано. Раздосадованные низкой доходностью привычных финансовых инструментов, рядовые частные инвесторы охотно скупают криптоактивы. Благо, даже самые респектабельные инвестиционные гуру легко допускают вложения до 10-15% портфеля в рискованные активы.

Если регуляторы приоткроют железный занавес, отделяющий криптомир от маленького неквалифицированного частного инвестора — в криптоактивы хлынут новые миллиарды, а то и десятки миллиардов долларов. Понятно, что курс криптовалют рванет вверх.

Резюме: для роста денежной массы криптовалют без особых опасений по поводу влияния на курс есть еще минимум год-полтора. Если не произойдет каких-то коренных изменений в эмиссионной политике, конечно же. То есть при стабильности правил игры.

Indiana Grail crypto

Стабильность правил игры

Разумная адаптивность алгоритмов работы блокчейна и системы вознаграждения за майнинг — это очень важно. Насколько важно — было видно по ноябрьскому шторму в паре Bitcoin / Bitcoin Cash. Рынок ожидал проведения форка в середине ноября — и мы наблюдали результат несоответствия ожиданий рынка предпринятому «неизменению» алгоритма.

На самом деле именно изменения алгоритмов, принятие новых принципов начисления вознаграждения за майнинг — это и фактор стабильности, и фактор дестабилизации. Волюнтаризм и своеволие отцов-основателей? Да, несомненно. Скажем, для эфира мнение Бутерина не менее важно, чем для доллара — мнение свеженазначенной главы ФРС Джанет Йеллен.

Хотите стабильности, как в фиате? А нет там стабильности — обремененный всеми возможными предохранительными и балансирующими механизмами евро гулял против доллара чуть ли не вдвое за время своей истории. Если уж выбирать по части денежной политики между благонамеренностью главы какого-то центробанка и здоровым эгоизмом пула майнеров, то я выбираю второе. По крайней мере, майнеры заинтересованы в стабильности курса той монеты, которую майнят. А глава центробанка развивающейся страны заинтересован в жирном счете за кордоном и в теплой должности от одной из международных финансовых организаций.

Резюме: механизмы консенсуса дают намного больше оснований ожидать разумных алгоритмов поддержания блокчейна и эмиссии криптовалюты, чем то, что мы видим от руководителей даже самых успешных центробанков.

Сохранение принципов децентрализации

С одной стороны, децентрализация — это альфа и омега блокчейна, его суть. С другой — мы видим уже вполне явственно, что крупные майнерские пулы (контролируемые государством на букву «К») начинают играть самостоятельную роль.

Разнобойные настроения майнеров и их объединения — это, с одной стороны, залог устойчивости. А с другой — источник встрясок типа ноябрьского отказа от хардфорка SegWit2X.
Мы уже видели консолидированную позицию главы украинского центробанка, что привело к трехкратной девальвации гривны. И одновременно видели рост биткоина, чья капитализация больше чем в полтора раза опережает денежную массу гривны и примерно равна ВВП Украины.

Резюме: жесткое следование принципам децентрализации — это скорее плюс курсовой устойчивости и перспективам роста криптовалюты, чем минус. Тот случай, когда равнодействующая множества интересов покажет правильное направление вне зависимости от злой или доброй воли участников.

Итого:

Никто никаких гарантий дать не может. Но принципы функционирования криптовалют выглядят более разумно и похожи на механизм балансирования интересов общества намного больше, чем то, что делают руководители центральных банков разных стран. А особенно — стран развивающихся.

Новое в Статьи

death plan crypto

План смерти

Мы все умрем. Когда-нибудь. Конечно, хотелось бы попозже, хотелось бы даже дотянуть
Ту зе МУН