Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Pavel K

Павел Кравченко: «Мы на этапе заката всеобщей эйфории»

Интервью/Прямая речь

Павел Кравченко, основатель Distributed Lab и эксперт в блокчейн-технологиях (настоящий эксперт, а не вот это вот) — о вопросах, волнующих людей в отрасли, разочарованиях вокруг криптовалют и ICO, и о том, откуда возьмутся принципы их регулирования.

►◄

В ноябре ты вернулся из США, где общался с местным криптокомьюнити как раз во время взрывного роста биткоина. Как там на всё это смотрят и на что рассчитывают в связи с декабрьским запуском фьючерсов на биткоины на CME Group? Ведь это новые деньги, огромные деньги зайдут на рынок.

Люди рассчитывают на рост биткоина. Он уже случился почему-то — из-за ожиданий, прежде всего. То есть ожидание роста стимулирует рост само по себе. Но люди там не особо говорят о курсе. Он вырос — ну и всё.

А о чем сейчас больше всего говорят в криптосообществе?

Зависит, конечно, от того, о какой части сообщества идет речь. Я интересуюсь довольно узкими темами. Но фокус обсуждения, безусловно, — регуляция ICO, это тема номер один. Обсуждают юридические и экономические последствия ICO для рынка. Например, что будет с теми, кто продал токены, не позаботившись о согласовании процедур с регуляцией.

Неоднократно слышал такую фразу (эта точка зрения подтверждается с разных сторон), что надо бояться не регулятора, а юристов, которые придут и заберут деньги у тех, кто провел ICO — просто будут подавать иски и всё отсуживать.

То есть своего рода юридический троллинг?

Именно. Активно обсуждается и кросс-блокчейн взаимодействие. Как построить такую систему, которая бы масштабировалась и позволяла выпускать частные ценности. Но при этом чтобы их безопасность и аудит были завязаны на какую-то публичную платформу. Из самых известных проектов на слуху Cosmos и Polkadot.

Начинаются разговоры в узких кругах о security токенах. В частности — любой товар (commodity), любой актив, который представлен в виде токена, который торгуется, автоматически становится security токеном (ценной бумагой). Возможность им торговать — это уже сильный аргумент для регулятора в пользу того, что он будет признан security.

Мы видим много отзывов о том, что большая доля ICO-проектов оказывается либо неуспешными, либо мошенническими. На что в таких условиях рассчитывают те, кто выпускают реально живые проекты? Плохой же фон для запуска и развития новых ICO.

Хороший проект всегда находит инвестора. Вот только реально хорошие проекты в индустрии, мне кажется, можно пересчитать по пальцам. Хорошие — это такие, которые делали бы нечто революционное, но при этом — работающее. Большинство же использовали ICO банально — как способ привлечения средств, по типу венчурного инвестирования. А в таких случаях токен-экономика не «стреляет», она не может там сработать.

Были вполне достойные проекты, но негодные для ICO. По крайней мере сейчас негодные, которым следовало использовать краудфандинговую модель, а не ICO-модель. Но, конечно, регуляция краудфандинга — это тоже еще нерешенный вопрос.

Нередко предприниматели хотят  получить как можно быстрее деньги и при этом как можно меньше делать собственно продукт.

Вместо того, чтобы заниматься бизнесом, люди часто просто тратят деньги на запуск процедуры ICO. Вместо того, чтобы проверить бизнес-гипотезу и потратить на апробирование идеи $100 000, они тратят $300 000 на проведение ICO с неизвестным выхлопом. При том, что и для продукта, и для комьюнити лучше, чтобы они проверили свою бизнес-гипотезу — выстрелит ли она, и предъявили хоть какой-то промежуточный результат, а уж потом начинали заниматься ICO. Но всем же хочется, чтобы быстро — и в этом проблема.

Процедура ICO стала дороже?

Да, конечно.

Почему?

За счет рекламы, например. Все подняли цены в 3-4 раза. За продвижение, за любое дело, связанное с ICO. Сейчас одно добавление слова ICO резко увеличивает аппетиты подрядчиков — и рекламных площадок, и разработчиков, и всех остальных.

Что может служить для инвестора сигналом того, что конкретный ICO имеет шансы на успех?

На мой взгляд, пусть это не слишком популярное мнение, в ICO-проекте должна быть токен-экономика, то есть сам токен, как инструмент, должен иметь смысл, кроме сугубо спекулятивного. Я уверен, что в 99% тех проектов, что запускаются, токен не имеет смысла как инструмент.

То есть, токен непременно должен быть технологически встроен в бизнес-модель?

Да, токен должен быть встроен в идеологию проекта. Иначе экономика проекта рано или поздно развалится. Придется выкидывать токены из бизнес-модели или пересматривать саму модель.

Каковы сейчас тренды в отношении к ICO со стороны регулирующих органов CША вообще и юристов в частности?

Все сейчас нашли дырки в законе, которые позволяют обходить регуляцию Комиссии по ценным бумагам. Очень популярны схемы ухода от налогов при продаже utility токенов (которая технически приравнивается к продаже услуг). Большим спросом пользуются юристы, которые могут объяснить, как, условно говоря, «представить кролика так, чтобы он выглядел как утка».

Иногда можно написать white paper так, что действительно утка будет похожа на кролика, но как только проект начинает работать — тут уже сущность не скроешь. Самая большая проблема — торговля токенами, то есть то, что сразу делает его security, ценной бумагой.

Потому что в этот момент у регулятора появляется возможность сказать: «Ребята, вы продаете ценные бумаги».

Да. Очень-очень сложно доказать, что токены, которые выпустил данный проект, являются utility токенами, то есть товаром. И вдобавок сделать так, чтобы за этот товар не заплатить налог, который взимается при продаже именно товара, а не при обороте ценных бумаг. Очень сложно совместить эти две вещи.

Какие юрисдикции сейчас особенно удобны для проведения ICO?

Лихтенштейн интересен. Это новый вид офшоров, по сути. Применительно к процедуре ICO государство, как и раньше, когда речь шла о классических островных офшорах, говорит: «Мы хотим, чтобы компании регистрировались в нашей юрисдикции, платили нам какую-то микрокомиссию и создавали нам какую-то экономику, хоть какую-то».

В итоге будет идти конкуренция государств за деньги, обращающиеся в ICO, — путем снижения налогов на любые виды операций. Эмиссия ценных бумаг, привлечение инвестиций, краудфандинг — это услуги, под которые может предоставляться удобная юрисдикция. И в каких-то странах можно будет законно привлечь капитал в компанию через ICO, не платя ничего. Почему бы и не в Украине, кстати?

Существует ли сейчас какая-то инфраструктура, которая отслеживает траектории проектов, а также людей, которые их запускали? Своего рода репутационный мониторинг в сфере ICO?

Нет. Мы сейчас обязательно должны пройти через этап, когда будут разочарования. И будет охота на ведьм — кто, что, где и как. Кого-то обязательно посадят. Я думаю, что это здоровый рост рынка. В результате будет выработан какой-то механизм.

И на каком этапе мы сейчас находимся?

Мы сейчас на этапе заката всеобщей эйфории.

Я думаю так. И приближаемся к разочарованию.

И где-то на пике разочарования произойдет формирование регуляции, очевидно?

Сложно сказать, когда и какого типа будет регуляция. Зависит от того, успеют ли регуляторы предложить что-то быстрее, чем индустрия войдет в фазу разочарования. Может же и комьюнити предложить свои схемы регуляции.

ICO под это собрать нельзя, поэтому процесс растягивается. Ну кто же потратит кучу времени на создание регуляции, если можно провести новое ICO?

Поэтому велика вероятность, что принципы регулирования будут предоставлены регулятором единолично?

Да, есть такая вероятность. С точки зрения регулятора наибольшая проблема состоит в том, что людям предлагают вкладываться в супер-рискованные активы, при этом не называя их вслух супер-рискованными. То есть строятся пирамиды и непонятно, что с этим делать.

Что будет следующим этапом?

Я думаю, следующим этапом будет токенизация активов. Создание учетных систем, которые работают согласованно друг с другом, используют одинаковые способы управления активами и так далее.

То есть некий согласованный протокол?

Да, это и протоколы, и способы, и механизмы, и софт, и всё что угодно.

Кто может согласовать всю эту историю?

Никто не должен ничего согласовывать — должен появиться софт, который работает. И всё вокруг него начнет кристаллизоваться. Для экосистемы ICO удобным пока является Ethereum.

Насколько, на твой взгляд, этим системам мешают или помогают ограничения на эмиссию криптовалюты? Вот, например, в эфире эмиссия не ограничена, в биткоине она ограничена. И для эфира это создает риск того, что курс в какой-то момент может начать падать и система может быть перестать интересна тем же майнерам. В биткоине наоборот: курс растет, но растут и затраты на его майнинг.

Сложный вопрос. Пока нет критериев оценки проектов, экономики токенов. Да мы и для мира в целом не особо-то имеем системы оценки экономики как таковой. Мы же говорим об очень сложных системах, которые обычные люди не понимают. Теории ещё нет. Появится теория — можно будет что-то говорить.

Новое в Интервью

Ту зе МУН