Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

rogue state blockchain

Финансовый криптосоюз

Мнение/Статьи

На профильных форумах как минимум раз в пару недель самовозгораются дискуссии о возможности построения криптографической финансовой системы, ограниченной узким кругом стран определенного типа. Которым терять уже нечего или почти нечего. КНДР, Венесуэла, малопризнанные территории там и сям, некоторые регионы африканских стран, где сфера влияния центрального правительства полностью укладывается в столичный округ или даже в правительственный квартал. В существующей мировой финансовой системе они совсем не участвуют или участвуют на минимальном уровне. Внешнеторговый оборот их мал и специфичен. Практически все они под санкциями, недоговороспособны или ограничены программой типа «местное сырье в обмен на продовольствие». Кредиты на обычных условиях им не светят, часто к тому же у них дефолт или преддефолтное состояние, что задирает цену внешних займов до таких значений, которые делают их бессмысленными. Логика форумных дискуссий обычно такова: страны с более или менее здоровой экономикой на этом этапе вряд ли согласятся на эксперимент, в ходе которого существующие денежно-финансовые механизмы будут выкорчеваны и заменены криптографическими, а вот странам, у которых все действительно плохо, иногда имеет смысл попробовать что-то новое. Потому что заметно хуже от этого уже не станет, а лучше — чисто статистически, почему бы и нет. Можно рассматривать это как новый лечебный метод, который до одобрения медицинскими инстанциями и перед официальным принятием в лечебную практику должен пройти испытания — на пациентах, в отношении которых традиционная медицина бессильна или не особенно эффективна. Метод должен доказать две вещи: а) что результаты его воздействия как минимум не хуже, чем у обычных способов лечения болезни, б) что немедленный эффект его воздействия как минимум не хуже самой болезни. В переводе на язык блокчейна и криптовалют это звучит так: а) переход на криптовалюты окажет на экономику положительный эффект, б) процесс перехода будет менее травматичным, чем в случае с альтернативными путями преодоления экономического кризиса.

Здесь следует расшифровать, почему я так привязался к медицинской аналогии. Дело в том, что описанные критерии взаимно дополняются. Экспериментальный препарат может оказаться менее эффективным, чем уже имеющиеся средства, но при этом быть чуть более щадящим в отношении организма. Допустим, не убивать печень или не лишать пациента иммунитета. Это дает врачам дополнительный выбор инструментария и потому приветствуется. Так вот, криптовалюты в качестве альтернативной денежно-финансовой системы — это дополнительный инструмент, и попробовать его в деле было бы очень интересно. Я неоднократно писал о реакции выдающихся современных экономистов на различные сценарии использования блокчейна и криптовалют, и степени моей фрустрации от того ограниченного понимания, которое они демонстрируют. В случае с применением в национальных или ограниченных межнациональных масштабах мнение «традиционной» экономической науки обычно таково, что криптовалюты могут снизить стоимость содержания финансовой системы и, следовательно, цену транзакций. С другой стороны, они — по крайней мере, на современном уровне, — не имеют безусловных качественных преимуществ перед традиционными финансовыми инструментами. Кредитные карты принимаются шире, банковские платежи быстрее, проще масштабируются и имеют страховые механизмы на случай мошенничества или утери данных, валютные свопы и инвестиционные металлы дают больший выбор инструментов для, как у нас принято формулировать, «холодного хранения», и так далее, и тому подобное. Так чем же могут помочь криптовалюты в случае с экономическими болезнями наций?

В оставшейся части текста я мог бы пункт за пунктом перечислять криптосценарии и то, чем они могут быть лучше для стран, находящихся в глубоком экономическом кризисе. Но, во-первых, я уже указывал на них, например, когда писал о внедрении венесуэльского Petro. А во-вторых, я хотел бы обратить внимание на второй критерий экспериментального лекарства, — тот, что рассматривает вред для организма. Его в этом уравнении полностью забывают, что просто удивительно. Как правило, 90% проблем любой страны с очень больной экономикой можно свести к двум пунктам. Это коррупция и бюджетный дисбаланс, которые переплетены взаимно, и потому, если мы говорим о традиционных методах, они подлежат одновременному корчеванию. То есть стране, которая уже находится в плохом состоянии, приходится на ходу сменить систему управления (часто с драматическими эффектами вроде люстрации и массовых судебных процессов) и отказаться от прежних механизмов социальной поддержки, от которых может зависеть не то что благосостояние, а и жизнь существенной части населения. Шоковая терапия для того, чтобы заработал баланс спроса и предложения, монетизация льгот и фиксация социальных пособий, отмена субсидий и тому подобные вещи. Это лекарство может быть достаточно токсичным, чтобы нокаутировать значительную часть национального «организма». И если курс не проведен правильно и полностью, положительный эффект может так и не наступить. Чем в этом случае лучше лечение блокчейном и криптовалютами? Очень просто — в нем можно исключить или хотя бы значительно ограничить влияние человеческого фактора. rogue state cure economy

Традиционная финансовая система очень уязвима перед коррумпированными механизмами и плохими решениями. Она состоит из множества элементов, которые должны быть защищены от коррупции при помощи политических балансировок — как система сдержек и противовесов в демократическом обществе. Но если экономикой занимаются десятки комитетов, министерств, ведомств, судов и департаментов, и она глубоко больна, то это напоминает сепсис, системное заражение организма. Локальная победа в виде изгнания инфекции из одного органа и близко не означает, что организм вылечится и вообще выживет. Криптовалюты для функционирования не нуждаются в человеке на уровне, выходящем за рамки независимого мотивируемого агента блокчейна — майнера или обладателя токенов, если мы говорим об алгоритме консенсуса Proof-of-Stake. Этот уровень анонимен, не имеет приоритетов и принципиально некоррумпируем, поскольку для корректной работы блокчейна его хэшрейт по определению должен быть неспособен захватить консенсус. Криптовалюты могут стать удачным лекарством для больных экономик, поскольку предлагают комплексную структуру для обеспечения всех их потребностей при помощи собственных криптографических механизмов. Не обязательно искать 10 тысяч кристально честных реформаторов, потому что их может заменить блокчейн со смарт-контрактами. Не обязательно заказывать в Швейцарии монетный двор с современным оснащением и печатать купюры с новым дизайном — себестоимость токенов несравненно ниже. Не нужны контролирующие инстанции на несколько уровней глубины, которые должны друг друга контролировать: уникальность и безопасность блокчейна определяется его математической моделью. То есть все эти «традиционные» механизмы фиатных времен могут пригодиться, но криптовалютная финансовая система может обойтись без них или интегрировать их в качестве своей подсистемы. Это лекарство может быть одним из самых щадящих в инструментарии врачей экономик. Осталось найти пациента, который бы подписал бумагу и дал добро на эксперимент.

BTC
5935.3-3.45%
ETH
443.466-6.38%
XRP
0.466155-4.74%
BCH
698.321-7.85%
Ту зе МУН