Facebook blockchain

Мощь социального блокчейна

Мнение/Статьи

Мировая пресса, как деловая, так и общественно-политическая, прознала об экспериментах Марка Цукерберга с блокчейном. То, что в Facebook есть подразделение, которое пытается понять, как совместить криптовалюты с основным направлением деятельности, никак не может быть новостью. Подобный отдел в 2018 году обязан быть в любой здравомыслящей компании размером крупнее шашлычной. Гораздо интереснее в качестве информационного повода выглядит сочетание возможностей, которые дает блокчейн, с плачевной ситуацией, в которую попала самая крупная в мире соцсеть. А она прямо сейчас пытается вернуть доверие со стороны США, Евросоюза и некоторых других государств, чтобы с наименьшими потерями выбраться из репутационного кризиса и избежать добавочных мер по регуляции.

Facebook много лет игнорировал вопросы защищенности данных пользователей. Проблемы с ними долго оставались умозрительными, пока не случился скандал вокруг британской компании Cambridge Analytica, получившей и использовавшей в своих нуждах информацию о десятках миллионов персон из самого важного ареала для Facebook: рынка Соединенных Штатов. Причем это не была хакерская атака. Компания использовала легальные возможности соцсети как платформу для продвижения своего приложения. Оно должно было описывать черты характера тех, кто подписался на короткий опросник, но также собирало их персональные данные и использовало для оценки настроений на предстоящих выборах. Эти факты вскрылись, и градус случившегося факапа оказался действительно высок. Так что Цукерберг — кажется, впервые в жизни — сменил джинсы и футболку на деловой костюм, и усердно объезжает высокие комиссии и парламентские слушания, на которых пробует оправдаться за свои действия и бездействие. Хорошо это у него выходит или не очень — не важно, главное, что в итоге ему предстоит выбрать один из двух путей развития компании на среднесрочную перспективу.

Путь №1. Цукерберг послушно исполняет требования законодателей, возводит вокруг данных пользователей прочные информационные стены, разводит их по регионам, приспосабливает к каждому локальному требованию и, по сути, лишает свою соцсеть большей части функциональности.

Путь №2. Цукерберг пытается сопротивляться, апеллирует к идеалам свободной экономики и положениям деклараций о правах человека, платит штрафы, лишается одного рекламного рынка за другим, уводит бюджет компании в минусы и в какой-то момент отстраняется советом директоров от управления. Затем все возвращается к первому варианту, потому что традиционный инструментарий не предусматривает другого развития событий.

Facebook с его 2,2 млрд пользователей давно перерос границы успешной компании и стал отдельным феноменом — своеобразным интернетом нового поколения с иерархической организацией по принципу существующих социальных связей. Это дает колоссальные возможности и перспективы развития, но также предполагает соответствующую ответственность. Отсюда вопрос — кто будет хранить и делегировать для последующего использования информацию о связях, кто станет отвечать за ее сохранность и неприменение в нежелательных целях? Вариантов здесь три:

а) сам Facebook, как было до сих пор (вышло не очень успешно, как показал скандал с Cambridge Analytica);

б) независимый международный орган (плохо сочетается с коммерческим статусом соцсети — национализировать ее теперь, что ли?);

в) государства — каждое в отношении своих локальных пользователей. Причем правительства и спецслужбы, без всяких сомнений, были бы неимоверно рады перспективам получить в свое использование местные рычаги от соцсети. Это был бы волшебный подарок, как со стороны контроля над популяцией и общественным мнением, так и в качестве объекта налогообложения. На таких условиях Facebook пустили бы к себе даже Китай и Северная Корея.

Чуть выше я сделал небольшую оговорку — уточнил, что речь идет о «традиционных» инструментах решения подобных проблем. Потому что у нас есть магический блокчейн, главная функция которого — при помощи криптографических методов замещать традиционные инструменты защиты и обеспечения уникальности. Если Цукерберг не может обеспечить безопасность и уникальность наших персональных данных, и одновременно мы не хотим, чтобы это одеяло перетягивали на себя наши правительства, — мы всегда можем отдать их в блокчейн.Facebook regulation blockchain

Что при этом поменяется в соцсети? Прежде всего — линия раздела между нашей информацией и тем слоем, за который отвечает Facebook. Отчасти это будет напоминать модель, которую применяют в Google, когда данные о поведении и предпочтениях клиентов собираются для обработки в интересах рекламодателей, но при этом они отвязаны от конкретных личностей, анонимизированы и усреднены. Только еще на шаг дальше. Мы, наши персональные сведения и связи, будут храниться в нейтральном блокчейне и на тех правилах доступа, которые укажем мы сами. Facebook останется платформой для коммуникации между личностями в этой сети, а также для рекламы, хостинга фото-, аудио-, видеоконтента, мгновенных платежей и бог знает чего еще. И — обсчета криптографии блоков. Это может быть первый полностью рациональный симбиоз блокчейна и традиционной инфраструктуры в таких масштабах. Причем польза здесь будет для всех сторон. Цукерберг сохранит контроль над собственной компанией и бизнес-моделью, которая показала себя очень успешной, и при этом ему не придется отказываться от продвинутых способов применения соцсети в качестве платформы для приложений. Государства смогут спокойно жить, избавившись от единого уязвимого информационного места в лице политики безопасности конкретной соцсети. Будущим потенциальным злоумышленникам придется договариваться о доступе к данным с каждым конкретным гражданином. В свою очередь, блокчейн, обсчитываемый массивно распределенным парком из миллиардов устройств, которые принадлежат пользователям соцсети, будет надежно защищен как от нехватки вычислительных ресурсов, так и от «атаки 51%», и вообще концентрации слишком больших ресурсов в одних руках в виде десятка мощных пулов или крупных инвесторов.

На этот торт полагается еще и вишенка сверху. Я говорю о возможностях подобного симбиоза в приложении к криптовалютам и мгновенным платежам силами соцсети. Facebook давно примеривается к подобной функциональности. Да, уже есть аналоги, но они либо локальные и потому легко регулируемые государством (как китайский WeChat), либо просто не имеют достаточной массы для того, чтобы стать глобальным экспериментом и претендовать на признание со стороны государств (как Telegram и его блокчейн для хранения документов, о котором ходят настойчивые слухи). Если Цукерберг выкатит более-менее рабочий сервис «фиатных» денежных платежей в глобальном масштабе, его не просто станут приглашать на парламентские слушания — его затаскают по судам, где станут обвинять уже не в небрежности обращения с персональными данными, а в уклонении от налогов и, пожалуй, финансировании всего самого плохого, что только есть в арсенале цивилизации, начиная с терроризма. Но он может доверить платежи магии блокчейна и криптотокенам, хранить яйца в двух лукошках, одно из которых останется его личным, а второе станет подчеркнуто независимым, децентрализованным и защищенным методами криптографии.

Безусловно, это — программа-максимум, а Марк Цукерберг в последнее время не особенно часто демонстрирует способности провидца, иначе многие из возникших проблем были бы решены еще годы назад. Но давление на него нарастает, на кону стоит очень многое, и это может способствовать принятию действительно правильных решений.

Техническое образование в области компьютерных наук и гуманитарное в области журналистики. Около десятка колонок в печатной прессе и интернете, а также программ на радио — и тоже в интернете — о науке, технологиях и аспектах будущего. Первые токены намайнены в 2011 в соответствии с привычкой просматривать все появляющиеся технические новинки, без особой мысли о курсе через многие годы или значении для следующего поколения экономической инфраструктуры. Первые токены потрачены в 2012 на блок японской жвачки с жутким содержанием кофеина. Я принципиально не хочу пересчитывать то приобретение на нынешний курс и узнавать, во сколько она мне обошлась бы в долгосрочной перспективе. И кстати, 95% тех просмотренных десять лет назад новинок давно позабыты — но посмотрите, во что развились криптовалюты!