Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Moirai blockhain

Письмо Джейми Даймону и всем, кто еще не разобрался в криптовалютах

Статьи

В среде участников рынка криптовалют и криптоэнтузиастов хорошо известна фигура главы банка JP Morgan Chase Джеймса Даймона, неустанно бичующего биткоин. Банкир считает криптовалюты мошенничеством, пузырем, и не устает информировать об этом общественность.

Видя столь глубинное непонимание природы криптовалют, к нему публично обратился управляющий компанией Chain Адам Ладвин, который уже несколько лет работает на рынке цифровых активов.

Здравствуйте, Джейми.

Недавно вы сделали несколько высказываний о биткоине:
1) «Я В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ГОВОРЮ О БИТКОИНЕ»;
2) «БИТКОИН — «ОТЛИЧНЫЙ ПРОДУКТ», ЕСЛИ ВЫ ПРЕСТУПНИК»;
3) «ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРЕДПОЧИТАЮТ КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ ЭКОНОМИКИ, ВАЛЮТЫ»;
4) «ОДНАЖДЫ ПРАВИТЕЛЬСТВА УНИЧТОЖАТ БИТКОИН»;
5) «КОМУ ЕСТЬ ДЕЛО ДО БИТКОИНА?»;
6) «ТЕ, КТО ПОКУПАЕТ БИТКОИН, — ДУРАКИ»;
7) «Я НЕ ПОНИМАЮ ЦЕННОСТЬ ТОГО, У ЧЕГО НЕТ ЦЕННОСТИ»;
8) «МНЕ НАПЛЕВАТЬ НА БИТКОИН».

Легко объявить, что у криптовалют нет самостоятельной ценности. Или что правительства уничтожат их. Также набирает популярность противоположное мнение: что они раз и навсегда разрушат банки, правительства и гигантов Кремниевой долины.
Ни одна из этих крайностей не верна.
В реальности есть много нюансов и все они важны. Поэтому я решил написать для вас эту информационную справку. Надеюсь, она поможет вам лучше разобраться в сути криптовалют.

Криптоактивы

Начну с декларирования своих убеждений:
• Рынок криптовалют перегрет и иррационально избыточен;
• В их создании принимает участие множество позеров, а также некоторое количество мошенников;
• Налицо множество конфликтов интересов, самовозбуждаемой шумихи и намеренного запутывания;
• Очень немногие люди в СМИ понимают, что происходит;
• Очень немногие люди в финансах понимают, что происходит;
• Очень немногие люди в сфере технологий понимают, что происходит;
• Очень немногие люди в академических и правительственных кругах понимают, что происходит;
• Очень немногие люди, покупающие криптовалюты, понимают, что происходит;
• Очень возможно, что и я не понимаю, что происходит.
Кроме того:
• Банки и правительства никуда не денутся;
• Традиционное программное обеспечение никуда не денется.

Шума много, но в нем можно различить полезное послание. Чтобы разобрать его, следует начать с определения криптовалюты. Вот мое: криптовалюты — это новый класс активов, лежащий в основе работы децентрализованных приложений.

Поскольку дело не в противопоставлении криптовалют фиатным деньгам, давайте прекратим использовать слово валюта. Это ключевая ошибка. Слово слишком привязано к его нынешнему применению, и я обратил внимание, что во время выступлений вы постоянно сравниваете биткоин с долларом, евро и иеной. Это сравнение не поможет вам понять, что происходит. Оно, по сути, только мешает. Поэтому далее в тексте я буду называть криптовалюты криптоактивами.

Как и любой класс активов, они существуют как механизм распределения ресурсов для конкретной формы организации. И, несмотря на то, что в последнее время очень много говорят именно о торговле криптоактивами, они существуют не только для того, чтобы ими торговали.

• Корпоративные акции служат компаниям;
• Государственные облигации служат странам, штатам, муниципалитетам;
• Ипотечные закладные служат владельцам недвижимости.

А теперь
• Криптоактивы служат децентрализованным приложениям.hands threads blockchain

Децентрализованные приложения

Эти приложения — новая форма организации и новая форма программного обеспечения. Они — новая модель для создания, финансирования и управления системами абсолютно децентрализованным способом, которой не управляет ни один субъект. Это не делает их лучше или хуже существующего софта или компаний, которые его создают. Они просто радикально отличаются от знакомого нам ПО и радикально отличаются от моделей работы организаций, к которым мы привыкли.

Насколько отличаются? Представьте, что вы выросли в джунглях, а я принес вам кактус и говорю, что это дерево. Скорее всего, вы рассмеетесь и скажете, что это чушь, потому что какой смысл дереву быть бочкой с водой, покрытой колючей броней? Воды ведь в джунглях и так — хоть залейся! Приблизительно так многие реагируют на децентрализованные приложения.
Но давайте вернемся к моменту рождения идеи децентрализованного приложения. Это был ноябрь 2008 года. Пик финансового кризиса. Некий аноним опубликовал документ, поясняющий, как проводить электронные платежи без доверенного центрального участника, будь то банк, PayPal или Федеральная резервная система. И это было первое задокументированное децентрализованное приложение для платежей. Документ назывался «Биткоин».

Как можно отослать электронный платеж без участия третьей стороны, которая отследит прохождение и зафиксирует изменение баланса двух сторон? Одно дело, если я передам вам доллар из рук в руки. Но данные — это не документ на предъявителя. Для данных требуются посредничество и подтверждение.

«Биткоин» предложил решение: создать одноранговую сеть. Сделать ее публичной. Объявлять о своей транзакции всем. В объявлении указывать конкретные средства в сети, которые вы хотите потратить. Криптографически подписывать объявление одним и тем же программным ключом, привязанным к этим средствам — так мы будем знать, что они ваши.

Почти готово. Остается еще одна вещь: найти способ сделать так, чтобы, если вы выпустите два конкурирующих объявления (то есть если вы попытаетесь дважды потратить одни и те же средства), засчиталась только одна попытка.

Плохое решение: Определить участника, который будет ставить временную метку и учитывать только транзакцию, пришедшую первой. Но в итоге мы возвращаемся к тому, с чего начинали — появляется доверенный посредник.

Инновационное решение: Пусть участники сети конкурируют за право ставить временную метку. Метки нам нужны, так пусть любой получит право их ставить — сеть ведь одноранговая. Пусть все конкурируют. Как это похоже на рыночную экономику, не правда ли? Но чего-то не хватает. Ах, да, вознаграждения победителю! Назовем его «биткоином». Назовем субъектов, конкурирующих за право ставить временную метку на свежую партию транзакций, «майнерами». Сделаем так, чтобы к этой системе конкурентов мог подключиться кто угодно в любой момент — код и сеть будут открытыми.

Теперь нам нужна настоящая конкуренция. В документе предлагается, как ее организовать: найдите случайное число, сгенерированное сетью. Это число действительно сложно найти. Так сложно, что единственный способ — использовать серьезные вычислительные мощности компьютера и жечь электричество. Это задача того же уровня сложности, что Верука Солт задала своему папе и его бедным работницам — найти золотой билет Вилли Вонки.

Майнинг биткоина

Зачем нужна сложная и дорогостоящая конкуренция там, где надо сделать нечто столь простое, как фиксация временной метки на транзакции в сети? Затем, что так мы будем уверены, что соревнующиеся понесли реальные финансовые затраты. Таким образом, если они победят в поиске случайного числа и смогут присвоить временную метку (таймстемп) определенной серии транзакций, то не используют эту власть во зло (например, для контроля транзакций). Нет, они будут тщательно все проверять, устранять любые попытки пользователей потратить одни и те же средства дважды, обеспечивать соблюдение правил и сообщать результаты проверки всей сети.

Потому что, если они соблюдают правила, сеть запрограммирована вознаграждать их свежесозданным биткоином, плюс капает комиссия за транзакцию, она тоже выражена в биткоине и ее платит отправитель.

Другими словами, майнеры соблюдают правила, потому что им это экономически выгодно.
Как сказал когда-то Адам Смит,

Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника
ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими
своих собственных интересов.

Криптоактивы — это невидимая рука… интернета. Биткоин — это капитализм в чистом виде. Поскольку майнеры несут затраты (счета за электричество, покупка техники), они, скорее всего, будут продавать заработанные биткоины на открытом рынке в обмен на любую валюту, которой смогут оплатить ту же электроэнергию и прочие расходы. Оставшееся — прибыль. Биткоин сейчас находится в обращении. Те, кому он нужен, могут купить его. То же могут сделать и те, кто просто хочет сыграть на разнице курсов. (Подробнее о разнице между теми, кому биткоин «нужен», и теми, кто им торгует, поговорим ниже.)

Та-дам! Мы убили двух зайцев одним выстрелом: финансовое вознаграждение заменяет потребность в доверенном центральном участнике — это тот же актив, который обращается в децентрализованной сети, как цифровой документ на предъявителя.
То есть благодаря децентрализованному приложению вы делаете то же, что и при помощи банка. Но без банка.

Moirai hands thread blockchain

Больше, чем деньги

Финансовые операции — не единственное применение децентрализованных приложений. Например, децентрализованное приложение Filecoin позволяет пользователям хранить файлы в одноранговой сети компьютеров, а не в централизованных службах хранения файлов вроде Dropbox или Amazon S3. Его криптоактив, Filecoin, стимулирует субъектов делиться лишним объемом жесткого диска с сетью.

Цифровое хранение файлов не ново. Как и электронные платежи. Новость в том, что ими можно управлять без компании.

Еще один пример. В этот раз, извините, посложнее. Есть децентрализованное приложение Ethereum, являющееся децентрализованным приложением для запуска децентрализованных приложений. Уверен, вы уже слышали о «первичных размещениях монет» (initial coin offering, ICO) и «токенах». Большинство из них выпущено на основе Ethereum. Вместо того, чтобы создавать децентрализованное приложение с нуля, как это было с биткоином, можно просто построить его на основе Ethereum, потому что: а) эта сеть уже существует и б) она разработана не для конкретного приложения, а скорее как платформа для создания приложений, которая может выполнять произвольный код. Она не имеет «характерных черт».

Протокол Ethereum стимулирует субъектов предоставлять сети вычислительные ресурсы. Так они зарабатывают «эфир», криптоактив Ethereum. Это делает Ethereum новым типом вычислительной платформы для нового класса программного обеспечения (децентрализованных приложений). Это не облачные вычисления, потому что Ethereum сам по себе децентрализован. Его основатель, Виталик Бутерин, называет Ethereum «мировым компьютером».
Итого: в последние несколько лет мир изобрел способ создания программных сервисов, не имеющих центрального оператора. Эти службы называются децентрализованными приложениями, и их поддерживают криптоактивы, которые стимулируют субъектов в интернете предоставлять ресурсы — обработку, хранение, вычисления, — необходимые для функционирования службы.

Вот сейчас давайте сделаем паузу и признаемся себе, что это чудо. С помощью интернета, открытого протокола и нового вида активов мы можем создавать сети, которые динамически собирают ресурсы, необходимые для предоставления множества услуг.

И есть немало людей, которые уверены, что за этой моделью — будущее всего ПО, это то, что в конечном итоге, сможет конкурировать с акциями Facebook, Amazon, Netflix и Google и сферой венчурного капитала.
Но я не один из них. Потому что я вижу проблему.

Окончание следует.

В тексте сохранен авторский курсив и полужирный шрифт.

Новое в Статьи

death plan crypto

План смерти

Мы все умрем. Когда-нибудь. Конечно, хотелось бы попозже, хотелось бы даже дотянуть
Ту зе МУН