Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

JPMorgan против Ripple: старую собаку новым трюкам не научишь

Мнение

Гром раздался из самого спокойного облака: входящий в «большую четвёрку» банков США финансовый холдинг JPMorgan Chase объявил о создании собственной криптовалюты JPM Coin, которая обеспечит клиентов мгновенными платежами взамен устаревших электронных переводов. Таким образом, JPMorgan не только вступает на поле Ripple, угрожая выпустить на свет XRP-киллера, но и поддерживает новый тренд 2019 года — банковские криптовалюты.

Еще недавно — в сентябре 2017 года — на конференции банковской индустрии, организованной финансовым конгломератом  Barclays, глава JPMorgan Джейми Даймон (Jamie Dimon) говорил: 


Биткоин хуже луковиц тюльпанов. Эта история не может хорошо закончиться. Деньги имеет юридическую поддержку. А этот пузырь лопнет. Если кто-то из трейдеров JPMorgan будет пойман на торговле биткоином, то я его немедленно уволю. Это против наших правил и просто проявление тупости.

И вот менее через полтора года после публичного и презрительного неприятия биткоина JPMorgan объявляет о выпуске собственной криптовалюты на блокчейне Quorum, который является разработкой холдинга на базе Ethereum (ну ладно, хотя бы не форк BTC). JPM Coin будет привязан к доллару 1 к 1, а следовательно, представляет собой стейблкоин, такой как, например, Tether (USDT).

Новость оказалась хайповой, и неудивительно: JPMorgan обладает депозитарными активами в размере $23,5 трлн, а это, на минуточку, 195 капитализаций всего криптовалютного рынка в данный момент ($120,5 млрд).

Появилось две ведущих точки зрения. Первая: JPM Coin вытеснит XRP. Одним из первых обратил внимание на то, что криптовалюта JPMorgan и криптовалюта Ripple будут конкурировать за один и тот же рынок, известный экономист и трейдер Алекс Крюгер (Alex Krüger). Еще более категорично высказался редактор BloombergTV Джо Вайзенталь (Joe Weisenthal), который заявил:


Если платформа блокчейна/криптовалют действительно подойдет банкам для перевода денег, то JPM Coin полностью уничтожит Ripple.

Вайзенталь обратил внимание на то, что в силу своей волатильности XRP не является идеальным инструментом для трансграничных переводов, в то время как монета, полностью обеспеченная таким гигантом, как JPMorgan, вызовет у банков намного больше доверия. «Это и ежу понятно», — мудро отметил редактор.

По-видимому, JPMorgan обладает редким даром вдохновлять людей на метафоры. Управляющий партнер инвестиционного криптофонда Multicoin Capital Capital Тушар Джайн (Tushar Jain) не стал стеснять себя выбором выражений и сказал: «Совершенно очевидно, что банки никогда и не собирались использовать XRP для расчетов, чтобы обогащать таким образом Ripple Inc, которая владеет более, чем половиной всех монет XRP. Вместо этого они предпочли бы обогатить себя! Честь и хвала JPMorgan за первое место в забеге. Они собираются вытереть пол Ripple’ом».

Согласно второй точке зрения, банковские криптовалюты не имеют никакого смысла. Эту мысль продвигает — кто бы вы думали — сам глава Ripple Брэд Гарлингхаус (Brad Garlinghouse). Еще в 2016 году, когда банк UBS заявил о выпуске собственной криптовалюты Utility Settlement Coin, Гарлингхаус написал в статье, озаглавленной «Дело против банковских монет»: «Выпущенный банком цифровой актив может быть эффективно использован только между банками, которые его выпустили. Стало быть, можно предположить два сценария. Первый сценарий: все банки по всему миру забывают о своих конкурентных и геополитических различиях, принимают один и тот же цифровой актив, согласовывают свои правила и управляют использованием этого актива в полной гармонии. Как бы не так. Второй и более вероятный сценарий: каждая группа банков создает цифровые активы со своими собственными наборами правил управления этими активами».

Гарлингхаус добавил: «Вторая большая проблема состоит в том, что Utility Settlement Coin будет поддерживаться корзиной валют. Но как только монета обретает поддержку наличными деньгами, она перестает быт активом и превращается в обязательство. А торговые обязательства, в конечном итоге, требуют трансграничного перемещения наличных денег, что возвращает нас к уже существующей системе, отягощенной еще большими трениями!»

Вот почему, Гарлингхаус с такой уверенностью прокомментировал инициативу JPMorgan: 


Как и предсказывалось, настроение банков меняется в сторону крипты. Но проект JPMorgan не попадает в цель: внедрять закрытую сеть сегодня — это все равно что запускать интернет-пейджер при наличии полноценного браузера. Два года прошло, а банковские монеты все так же не являются решением проблем.





Само собой, что глава Ripple считает единственным адекватным решением проблемы мгновенных расчетов по платежам между клиентами независимый цифровой актив, которым, собственно, и является по его мнению XRP.


Cтоит отметить, что JPMorgan — не единственный финансовый холдинг, заявивший в этом году о создании банковской криптовалюты. Японский финансовый гигант SBI Holdings объявил, что первая в Японии банковская криптовалютная биржа VC Trade будет открыта для торговли цифровыми валютами в марте 2019 года. Возможно, что банковские криптовалюты станут одним из трендов 2019 года, и о том, прав глава Ripple или его оппоненты, вдохновленные третьей в списке крупнейших публичных компаний мира, мы узнаем с вами в ближайшее время.

Промежуточную позицию занял ньюйоркский финансовый журнал Abacus: «Новость о JPM Coin — это не новость об убийце Ripple. Существует очень мало глобальных инвестиционных банков, масштаб которых позволяет им последовать за JP Morgan. Региональные и мелкие банки, платежные процессоры и операторы денежных переводов — все кто не являются инвестиционными банками — останутся полем деятельности для XRP и Ripple».

Самое время вспомнить, что XRP — это отличный пример успешной централизованной монеты, эмиссия которой целиком и полностью осуществляется компанией Ripple. XRP всегда подвергался критике из-за этой самой централизации, поскольку она противоречит одному из главных принципов криптовалюты, сформулированному еще создателем биткоина Сатоши Накамото: электронные деньги обязаны быть децентрализованными и не иметь доверия к любому из участников системы, будь это крупная компания, гигантский финансовый холдинг или государственная структура.

Однако, XRP не является стейблкоином, то есть не привязан к какой-либо обычной валюте или физическому товару, такому как золото или нефть. А централизованный стейблкоин, каким, собственно, и является новоиспеченный JPMorgan Coin, — еще в меньшей степени криптовалюта, чем XRP. Все это в сумме представляет собой целых два концептуальных и технологических шага назад по сравнению с биткоином и Ethereum.


Криптовалюты наступают. Старый мир уже не может их не замечать и старается не допустить, чтобы финансы перетекли в свободные цифровые активы, игнорирующие международные границы, регулирующую роль государств и даже гегемонию глобальных корпораций. Централизованные стейблкоины — это попытка компромисса, желание скрестить коня и трепетную лань. Мы еще много увидим не только банковских криптовалют, но и криптовалют национальных, что будет продолжением поиска компромисса на пути стремления к прогрессу и страха перед ним.

Эти компромиссные решения — не более, чем попытки отождествить криптовалюту с обычными электронными деньгами, которые эмитируются из единого центра и чем-то обеспечены. И в этих попытках — концептуальная ошибка. Старое мышление не в силах принять саму идею блокчейна, и оно не может победить. Победит децентрализация, не требующая доверия, победит биткоин. Или еще более анархистская технология.

Джейми Даймону стоило бы прислушаться к известному высказыванию Джона Моргана (John Pierpont Morgan I), чье имя носит компания, которую Даймон сейчас возглавляет:

Иди вперед до самого горизонта. Дойдешь — откроется новый.

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
7911.267.52%
ETH
254.396.84%
XRP
0.46.67%
BCH
406.512.91%
Ту зе МУН