Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Stiglitz bitcoin

О доле криптовалют в мировом обороте незаконных сделок

Мнение/Статьи

Древний стереотип изображает биткоин платежной системой для расчетов на черном рынке и валютой противозаконных сделок. Понятно, откуда этот стереотип взялся — спасибо Silk Road и подобным площадкам, но любой, кто в 2018 году имеет дело с BTC, должен воспринимать такие обвинения максимально скептически. Потому что сейчас биткоин — один из самых неудобных способов рассчитаться с «дилерами». Прямо представляется, как они, бедолаги, мерзнут в подъезде, поджидая подтверждения транзакции на токеновый эквивалент $20, а их клиенты мирятся с необходимостью заплатить комиссионных больше, чем составляет тело, так сказать, противозаконного платежа. Если же говорить не об «уличных» масштабах торговли, а о миллионных и миллиардных теневых потоках, то они прекрасно существуют в нынешней «фиатной» банковской системе, путешествуют по миру в виде наличных, бумаг на предъявителя, оффшорных платежей и бог знает еще каких инструментов. Профильное агентство ООН — UNODC (Управление по наркотикам и преступности) оценивает объем подобных расчетов в несколько процентов от общего денежного оборота — то есть мы говорим о $1-2 трлн в год. Даже поверхностные расчеты на салфетке показывают, что «традиционный» теневой оборот мировой экономики многократно превышает полную капитализацию всех криптовалют вместе взятых, а об объеме криптотранзакций нечего и говорить — там разница масштабов в целые порядки. Все эти данные исходят от признанных экспертов и официальных агентств, лежат в открытом доступе и должны, казалось бы, развенчать стереотип о роли криптовалюты в противозаконных сделках.crypto terrorism

Но я читаю материалы форума в Давосе, и вижу, как у известных экономистов прямо чешутся руки завести старую шарманку, обвинить криптовалюты во всех существующих проблемах и призвать запретить их или «зарегулировать до смерти». Последнее предложение — не моя гипербола, его между давосскими докладами в интервью Bloomberg высказал  нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, в остальном придерживающийся весьма прогрессивных взглядов, поддерживающий глобализм и новые финансовые инструменты. Для криптовалют, тем не менее, он делает исключение, считает их бесполезными, а «фиат», напротив, полностью удовлетворяющим все запросы экономики и не исчерпавшим потенциал развития. «У нас есть хорошее платежное средство, которое называется доллар, — заявляет Стиглиц. — Мы можем торговать в нем. Зачем людям нужен биткоин? Ради секретности». И затем выруливает на прежнюю дорожку, размышляя, что если криптовалюты зарегулировать таким образом, чтобы исключить их использование для отмывания денег и подобной противозаконной деятельности, то для них пропадет смысл существования и, соответственно, улетучится спрос.

В Вашингтоне существует влиятельный мозговой центр под названием «Фонд защиты демократии». Его основатели и спонсоры придерживаются неоконсервативных взглядов, и ту же направленность имеют темы их исследований. То есть это никоим образом не леволиберальная организация, и там не засели скрытые анархисты, мечтающие избавиться от государственных механизмов и передать максимум власти децентрализованным инструментам. Скорее наоборот. Среди прочих фонд ведет проект, посвященный изучению теневого денежного оборота в мировом масштабе — он называется Центр по санкциям и незаконному финансированию. Зайдя на сайт центра, вы обнаружите, что большая часть исследований касается серьезных геополитических проблем вроде влияния санкций на Иран, финансирования исламского радикализма, денежных потоков вокруг Северной Кореи или в неконтролируемых районах африканских государств. Нам же из деятельности этого центра интересен регулярный доклад о роли криптовалют в теневом финансовом обороте. Это интересный и полезный для криптосообщества документ, а стоящий за его командой колоритный глава аналитического отдела организации Яя Фануси (до перехода в фонд отдавший несколько лет работе на ЦРУ) давно должен был стать нашим героем. Потому что он с цифрами в руках раз за разом опровергает голословные предположения о том, что коины сколько-нибудь существенно задействованы в незаконных операциях.

Свежая версия доклада вышла в середине января и находится в открытом доступе. Полюбопытствуйте, это дельное и информативное чтиво о том, как черный рынок использует криптовалюты — о миксерах, незаконных торговых площадках, регионах, где с правоохранителями сотрудничают охотно или не очень охотно. Самые важные для нас выводы таковы:

1. Блокчейн — это не сплошной даркнет, а вполне приличный децентрализованный механизм с редкими вкраплениями незаконной активности.

2. Эти незаконные вкрапления до смешного редки. Это не какой-то постоянный поток активности: уход старых и появление новых сервисов и схем. Речь идет буквально о единицах, десятке, ну полутора десятках ресурсов по каждой из категорий. И на конкретные места, вроде AlphaBay, может приходиться чуть ли не половина запретных операций за отдельно взятый год.

3. Доля незаконных платежей падает от года к году, и закрытие отдельных площадок (как тот же Silk Road) отлично читается на графиках.

4. Помните волну вирусов-блокировщиков, требующих выкуп в криптотокенах, которые появились в заметном количестве в 2016 году, нанеся значительный ущерб жертвам, но довольно скудный доход создателям? Так вот, в статистике незаконной деятельности на эти копеечные транзакции приходится заметная доля оборота — больше 15%.

5. Аналитики центра констатируют, что объем противозаконных транзакций в криптовалютах близок к одному проценту. Одному проценту, люди! Исследование не охватывает самый низовой уровень активности, единичные переводы токенов между кошельками, которые не идентифицируются в связи с известными противозаконными площадками, о чем в документе честно сказано. Но это как раз уровень перечисления «двадцатки» раз в месяц за гипотетическую закладку с пакетиком таблеток, и я никогда не поверю в то, что подобный сценарий может быть популярен в условиях современного биткоина. Вы можете предложить пару альткоинов с меньшей комиссией и быстрыми транзакциями, но и это заранее тупиковый вариант. Обороты и капитализация криптовалют известны, и если мы исключаем биткоин с его 55% рынка, то десяток самых приличных из оставшихся токенов сможет потянуть только крошечный объем операций, едва заметный на фоне существующей триллионной теневой экономики.

Один процент незаконных транзакций, который упоминается в документе, говорит не только о том, что криптовалюты вполне благонадежны. Из него также можно сделать вывод, что токенам есть законное применение и спрос, который никуда не денется даже в случае, если государства договорятся и запустят международные механизмы регуляции. И даже если аналитики ужасно ошиблись, и реальный противозаконный оборот вдесятеро больше, — даже это не будет иметь существенного значения, потому что перевес в пользу легального применения огромен. Доклад Центра по санкциям и незаконному финансированию должен был попасть на глаза Джозефу Стиглицу до того, как он принялся обвинять биткоин и насылать на него самую жесткую регуляцию. Но не попал. Не знаю почему.

Евгений Алефиренко

Техническое образование в области компьютерных наук и гуманитарное в области журналистики. Около десятка колонок в печатной прессе и интернете, а также программ на радио — и тоже в интернете — о науке, технологиях и аспектах будущего. Первые токены намайнены в 2011 в соответствии с привычкой просматривать все появляющиеся технические новинки, без особой мысли о курсе через многие годы или значении для следующего поколения экономической инфраструктуры. Первые токены потрачены в 2012 на блок японской жвачки с жутким содержанием кофеина. Я принципиально не хочу пересчитывать то приобретение на нынешний курс и узнавать, во сколько она мне обошлась бы в долгосрочной перспективе. И кстати, 95% тех просмотренных десять лет назад новинок давно позабыты — но посмотрите, во что развились криптовалюты!

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
3202.91-1.12%
XRP
0.28-1.57%
ETH
83.39-1.44%
BCH
76.55-6.89%
Ту зе МУН