Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Lagard

Попытки возглавить блокчейн

Мнение/Статьи

С разницей в неделю свои планы овладения блокчейном и криптовалютами анонсировали два тяжеловеса мирового уровня. Сначала Еврокомиссия, затем МВФ. Их подход разный, декларируемые принципы противоположные, но задача в обоих случаях одна и та же: не можешь остановить — попытайся возглавить. С хорошей новости начать или с плохой?

8 марта Еврокомиссия обнародовала План действий в отношении технологических инноваций в финансовом секторе. Заранее было известно, что в него войдут меры по усилению информационной безопасности, продвижение big data, единые стандарты регуляции и многие другие разумные и своевременные вещи. Среди предложений на включение в план называли и блокчейн, точнее «распределенный реестр», как его в конце концов определили в документе. Но по поводу блокчейна довольно долго оставались сомнения. С одной стороны, приличная часть ведомств ЕС, которые отвечают за банки, финансы и монетарную политику, последние годы выступала с заявлениями о том, что пора если не прикрыть криптографическую вольницу, то хотя бы поработать над регуляцией. С другой стороны, во многих европейских странах процветают криптобиржи, развиваются профильные стартапы, проводят ICO, да и традиционные компании все активнее осваивают блокчейн. Рынок хорошо себя чувствует и не намерен ждать, пока подтянется бюрократия. Игнорировать блокчейн означало бы пустить дело на самотек и доверить регуляцию национальным министерствам и ведомствам.

То, что окончательное решение примут в пользу криптотехнологий и признания за ними права на существование, косвенно стало ясно еще полтора месяца назад. 1 февраля Еврокомиссия анонсировала создание EU Blockchain Observatory and Forum, который должен одновременно выполнять функции наблюдательного органа и площадки для обмена опытом и технологиями. В такой подарок криптосообществу даже не верилось — было ощущение подвоха.

План действий немного разъясняет, в чем тут дело. Да, некоторые вопросы остаются. Блокчейн в план включили, но при этом продолжили использовать нейтральные формулировки. Из которых однозначно не следует, идет ли речь о корпоративном применении с закрытым реестром и контролируемым консенсусом, или криптоанархистам тоже дали зеленый свет без ограничений. Тем не менее, у этого Плана действий есть три положительных аспекта. Во-первых, Евросоюз — это гигантский, крупнейший в мире экономический блок. И то, что его управленческие структуры признали факт хороших перспектив для блокчейна (пардон — распределенного реестра) именно в финансовой отрасли, где задействованы криптовалюты, — уже дорогого стоит. Во-вторых, ситуация выглядит как win-win. В нынешней редакции плана не предполагаются гонения на сложившееся сообщество криптоанархистов. Он должен способствовать созданию альтернативного центра кристаллизации идей и наработки технологий, а конкуренция всегда полезна. В-третьих, общее направление движения, предусмотренное Планом действий, похоже на инкубатор для стартапов с системой грантов и частичным краудфандингом. Только с одним существенным бонусом: у этого инкубатора есть тесная связь с руководящими органами Евросоюза. Те стартапы, которые приживутся под крылом программы, запущенной Еврокомиссией, могут быть очень полезны в преодолении проблем совместимости с законодательством и традиционной частью экономики. Сейчас подобные проблемы решаются собственными силами каждой конкретной команды, стоящей за криптовалютой, и только когда становится ясно, что без этого дальше двигаться нет никакой возможности.

Второй план 13 марта изложила в собственном блоге директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард. Пост называется «О темной стороне криптомира». Лагард называет блокчейн «замечательным достижением, которое может революционизировать многие сферы за пределами финансов». Признает, что он может быть более эффективным решением для платежей и прочих финансовых услуг, чем традиционные методы. Отдает должное его инклюзивности. Но после трех первых абзацев тон резко меняется, и в ход идет полный комплект стандартных обвинений, которые принято предъявлять криптовалютам: пугающая анонимность, потенциальный механизм для отмывания денег и финансирования терроризма, якобы немыслимый масштаб преступных операций (иллюстрируется на примере крупнейшей платформы для теневой торговли AlphaBay с годовым оборотом в $500 млн — директора МВФ не смущает, что это копейки на фоне абсолютно любого сегмента обычной, не криптографической теневой экономики). А также финансовая нестабильность, волатильность курса и неопределенные связи с традиционным финансовым миром. EC bitcoin regulation

С этими недостатками директор Лагард предлагает бороться в точности теми же методами, которые приняты в существующей мировой финансовой системе. Но проблема в том, что существующая финансовая система и криптовалюты на базе блокчейна основаны на разных принципах. Любой «фиатный» банк, открывающий клиенту счет, получает о нем довольно много личной информации, которую использует для защиты собственных интересов, и которой может под давлением поделиться с регуляторами и правоохранительными органами. Чтобы, допустим, попробовать предотвратить отмывание денег или заблокировать финансирование преступной деятельности. Проблема заключается в том, что криптовалютам подобная информация о клиентах для функционирования не нужна. Даже если МВФ примет решение требовать аналогичные сведения у сетевых криптокошельков или бирж, для этого нет инфраструктуры сбора и проверки данных. Я могу представить блокчейн, в котором каждая транзакция снабжается цифровым «биометрическим паспортом», привязывающим ее не к криптобумажнику и анонимному пользователю, а к реальной персоне физического мира. Я даже могу представить приложение для упаковки блоков, реализованное для смартфонов со сканером отпечатков пальцев или контуров лица. Но это будет зомби из фиатного мира, замаскированный под токен, а не настоящая криптовалюта. Тем не менее, директор Лагард предлагает именно этот вариант: перенести на блокчейн существующие методы традиционной финансовой инфраструктуры. Если их не получится легко адаптировать — ну, значит, будут адаптировать жесткими способами. «Иными словами, мы можем бороться с огнем при помощи огня», — образно характеризует этот процесс директор-распорядитель МВФ. Само собой, Лагард предлагает свою организацию на роль интегратора всемирных усилий, а также делает верный вывод о том, что эффективная борьба с криптоанархизмом потребует тесного международного сотрудничества.

Если говорить о видении Кристин Лагард, я вижу в нем только одно светлое пятно: выводы Лагард мало совместимы с Планом действий ЕК. По той же причине, по которой они несовместимы с первой частью ее записи в блоге: насильственное превращение криптовалют в подконтрольный реестр транзакций, прозрачный для централизованных структур, лишит их тех достоинств, которые превозносятся в том и другом плане. У нас все еще остается надежда, что из двух мировых гигантов победит тот, что для нас наиболее выгоден. Либо что они оба взаимно аннигилируют и оставят криптосообщество в покое.

Евгений Алефиренко

Техническое образование в области компьютерных наук и гуманитарное в области журналистики. Около десятка колонок в печатной прессе и интернете, а также программ на радио — и тоже в интернете — о науке, технологиях и аспектах будущего. Первые токены намайнены в 2011 в соответствии с привычкой просматривать все появляющиеся технические новинки, без особой мысли о курсе через многие годы или значении для следующего поколения экономической инфраструктуры. Первые токены потрачены в 2012 на блок японской жвачки с жутким содержанием кофеина. Я принципиально не хочу пересчитывать то приобретение на нынешний курс и узнавать, во сколько она мне обошлась бы в долгосрочной перспективе. И кстати, 95% тех просмотренных десять лет назад новинок давно позабыты — но посмотрите, во что развились криптовалюты!

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
3563.683.16%
XRP
0.339.2%
ETH
95.364.16%
BCH
99.8712.25%
Ту зе МУН