Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Proof-of-work

Глоссарий

Доказательство работы (англ. Proof-of-work или PoW) — самый распространенный алгоритм достижения консенсуса в блокчейн-системах. Консенсус — это согласие всех участников сервиса на выбор валидатора транзакций. В случае PoW, право проверять транзакции, формировать блок и получать за это комиссию, предоставляется ноде, выполнившей вычислительную работу быстрее других. То есть более мощному (чем мощнее — тем быстрее) узлу сети, нашедшему хэш для предыдущего блока.

Концепцию PoW создали американская программистка Синтия Дворк и израильский разработчик Мони Наор в 1993 году. В работе Pricing via Processing, Or, Combatting Junk Mail, Advances in Cryptology («Оценка путем обработки, или, борьба с нежелательной почтой и достижения в криптологии») они предложили механизм доступа к сетевым ресурсам, требующий от пользователя выполнения математический задачи высокого уровня сложности. Такие вычисления помогают оградить базу данных от спама, DDoS-атак и прочих злоупотреблений. В работе Синтии и Мони термина Proof-of-work еще не было.

В 1999 году вышла работа Маркуса Якобссона и Ари Джуелса Proofs of Work and Bread Pudding Protocols («Proofs of Work и протоколы хлебных пудингов») где алгоритм назван уже привычным для нас словосочетанием. А еще через 10 лет появился сервис Биткоин, автор которого использовал алгоритм PoW для того, чтобы обезопасить систему от атаки двойного расходования. Именно PoW, а не блокчейн, по мнению Андреаса Антонопулоса, делает биткоин устойчивым к взлому.

PoW используется и в Эфире, на базе которого создается масса новых криптоактивов, автоматически работающих на этом же алгоритме достижения консенсуса.
Несмотря на популярность, у PoW есть недостатки. Главный — чрезвычайная энергоемкость. К примеру, одна только сеть Биткоин теперь потребляет в год 73 ТВт/ч электроэнергии. Если бы Биткоин был государством, то занимал бы 39 место в списке стран с самым высоким потреблением электроэнергии. Австрия, Чехия, Чили потребляют в год меньше электричества, чем Биткоин.

Владимир Пахолюк

После окончания в 1996 году истфака сумского педагогического института работал в школе, потом сторожем в парке, потом журналистом газеты “Данкор”. В 2004-м Тимур Дорофеев позвал меня фрилансером в FHM, и через полгода меня взяли в штат, правда, другого журнала - готовящегося к запуску украинского Men’s Health.
Если бы мы с Дорофеевым были семейной парой, то уже отмечали бы агатовую свадьбу – 14 лет вместе.

Из Men’s Health меня переманили в Maxim – журнал, где незадолго до моего появления Дорофеев работал шеф-редактором. Потом Тимура позвали возглавить Time Out Kiev — и угадайте, кто фрилансил в этом журнале? Правильно, я. Когда я представлял себе персональный журналистский дримтим, то, конечно видел в нем великого и могучего Дорофеева. Мы должны были наконец встретиться и поработать в команде, не как главред и фрилансер, а как настоящая редакция. Это произошло в 2013 году: мы делали еженедельное глянцевое приложение к газете «Капитал» – Capital Time. Через год “Капитал” закрыли, но разными проектами мы занимались недолго. Летом 2017 года Тимур со словами «Видимо, это судьба» предложил мне редактировать новостную ленту для H#T.

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
3637.540.08%
ETH
123.380.35%
XRP
0.30.02%
BCH
122.910.49%
Ту зе МУН