Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Софтфорк

Глоссарий

В основе любого блокчейн-сервиса лежит программа. Программу иногда называют кодом, иногда алгоритмом, иногда протоколом. Код блокчейна, как и свою внешность, работу и гражданство можно изменять. Делается это для того, чтобы улучшить блокчейн, добавив в его код новые функции, или, наоборот, исправить какие-то недостатки. Такие перемены называются форками. Изменения, носящие косметический характер — это и есть софтфорк: они не затрагивают ядра кода, потому они и софт.

Софтфорк не требует от сетевого узла полной замены программного обеспечения. Происходит это потому, что изменения, которые привносит софтфорк, совместимы с изначальной версией протокола блокчейна. В случае хардфорка код меняется настолько радикально, что для его поддержки ноды должны полностью обновить софт.

Лучше всего объяснить суть софтфорка можно на примере SegWit — одного из решений по масштабированию сети Биткоин.

Идея SegWit заключается в том, что если из данных о транзакциях исключить подписи и переместить их в другое место, в блок можно будет поместить гораздо больше информации. Вследствие этого пропускная способность сети увеличится и все будут счастливы. SegWit2Х предусматривал абсолютно то же, но с небольшим дополнением — сперва из блока нужно убрать подписи, а затем увеличить размер самого блока в два раза. Переход на SegWit можно было осуществить без сильного изменения кода сети. Такой апгрейд системы и называется софтфорком. А вот увеличить блок, и при этом принципиально не изменить ПО, невозможно. Такое может произойти только в случае создания нового кода — хардфорка то есть.

Владимир Пахолюк

После окончания в 1996 году истфака сумского педагогического института работал в школе, потом сторожем в парке, потом журналистом газеты “Данкор”. В 2004-м Тимур Дорофеев позвал меня фрилансером в FHM, и через полгода меня взяли в штат, правда, другого журнала - готовящегося к запуску украинского Men’s Health.
Если бы мы с Дорофеевым были семейной парой, то уже отмечали бы агатовую свадьбу – 14 лет вместе.

Из Men’s Health меня переманили в Maxim – журнал, где незадолго до моего появления Дорофеев работал шеф-редактором. Потом Тимура позвали возглавить Time Out Kiev — и угадайте, кто фрилансил в этом журнале? Правильно, я. Когда я представлял себе персональный журналистский дримтим, то, конечно видел в нем великого и могучего Дорофеева. Мы должны были наконец встретиться и поработать в команде, не как главред и фрилансер, а как настоящая редакция. Это произошло в 2013 году: мы делали еженедельное глянцевое приложение к газете «Капитал» – Capital Time. Через год “Капитал” закрыли, но разными проектами мы занимались недолго. Летом 2017 года Тимур со словами «Видимо, это судьба» предложил мне редактировать новостную ленту для H#T.

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
3598.96-3.86%
XRP
0.32-2.92%
ETH
120-4.0%
BCH
123.75-5.53%
Ту зе МУН