Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Банкам придется уступить своих клиентов криптовалютам — Сергей Менделеев

Интервью/Новости

Миллиардер Александр Лебедев опубликовал в «Новой газете» статью и объявил о запуске нового проекта децентрализованных финансов (DeFi). Предлагаем вашему вниманию интервью с Сергеем Менделеевым, главным менеджером проекта.

Сергей, сравнительно недавно, в самом конце 2019 года, мы беседовали с вами о платформе обмена криптовалют на фиатные деньги Garantex, основанной на ваших идеях. Насколько можно судить, эта платформа достигла грандиозных успехов, однако вы покинули ее для того, чтобы заняться проектом DeFi. Скажите, с чем связано ваше решение, и почему выбор пал именно на DeFi?

Garantex действительно стал одним из лидирующих российских проектов, но мне всегда было интересно двигаться дальше, поэтому после выхода на безубыточность я оставил все менеджменту и команде и занялся поиском новых идей. Я давно изучал принципы работы DeFi и в итоге понял, что могу предложить сообществу нечто новое и интересное, как и случае с Garantex. Мне удалось провести переговоры со многими людьми, и в результате сложился наш проект с интересной командой и идеологией.

Децентрализованные финансы — явление, которого не существовало до 2020 года, и сейчас даже многие криптаны не понимают толком, что это такое. Вероятно, можно сказать, что DeFi — это децентрализованные приложения на базе Ethereum, выполняющие функции банков, как и мечтал Сатоши Накамото. А какое определение DeFi дали бы вы?

Конечно, принципы работы децентрализованных финансов были известны задолго до 2020 года, да и лидеры рынка работают уже по несколько лет. Но любой технологии нужно время. Даже биткоину потребовалось не менее двух лет, чтобы о нем начали говорить за пределами узкого круга специалистов. А вот с июня пошел действительно взрывной рост — прежде всего, ликвидности в пулах и, как следствие, стоимости проектов и их токенов.

Я бы сказал, что DeFi — это банк без банкиров и лишних посредников.

Кстати, о банках. Александр Лебедев в «Новой газете» достаточно резко отозвался о банковской системе наших дней, заявив, что «мировое банковское сообщество превратилось в ’антибанк‘, смысл деятельности которого сводится к тому, чтобы присваивать авуары клиентов, осуществлять транзит и отмывание ’грязных денег‘». Действительно, одной из главных новостей прошлой недели стало сообщение о том, что пять крупнейших банков были уличены в переводе триллионов долларов для гангстеров и наркокартелей. Речь идет об отмывании $2,4 трлн незаконных средств в год.

Поделитесь, пожалуйста, вашим личным отношением к современным банкам. Действительно ли DeFi-проект, который находится под вашим управлением, является «антибанкстерским»?

У меня уже полгода как нет счетов в фиатных банках после того как меня забанили в последних кредитных учреждениях по 115 ФЗ. Сначала был карантин, и я не удосужился открыть новые счета, а к лету внезапно осознал, что они мне больше не нужны. Все, что мне необходимо оплатить, я могу сделать с помощью криптовалюты и фиатных шлюзов.

Я уверен, что фиатным банкам придется уступить крайне серьезную часть клиентов криптовалютам.

Вопрос лишь в том, ждет ли их судьба театров после появления кино или лифтеров (лет 100 назад была такая профессия — закрывать двери лифта и нажимать на кнопки нужного этажа).

Какой путь выбрать — решат сами банкиры, но судя по тому, что я вижу, самые прогрессивные из них отлично все понимают и смотрят на 20 лет вперед. Остальные же напоминают мне руководителей компаний середины 90-х, которые спрашивали: «а зачем нам этот, как его, сайт в интернете?»

Оппоненты DeFi-проекта Лебедева утверждают, что ажиотаж DeFi — это реинкарнация бума ICO 2017 года, при этом эпоху токенсейлов они рисуют в черном цвете — как «лохотрон», в результате которого многие инвесторы были обмануты и потеряли вложенные деньги. Как вы оцениваете роль ICO в развитии финансовых технологий? Корректно ли сравнивать DeFi с ICO?

Безусловно, сравнивать ICO и DeFi совершенно некорректно. Это примерно как сравнивать «МММ» 1995 года и современные инвестиционные фонды. Да и то DeFi будет понадежнее последних, так как смарт-контракты, отвечающие за сохранность ваших средств, подчиняются только законам математики, а их пока не удается нарушить ни в одной юрисдикции.

В то же время, давайте не будем забывать, что, к примеру, Ethereum Виталика Бутерина появился на свет в результате по сути ICO, как и десятки других успешных проектов. Нужно было просто вкладывать средства не в красивые слова и обещания, а в идею, команду и имя. Это, кстати, в полной мере относится и к DeFi проектам.

Снова сошлюсь на статью Лебедева. Он сделал акцент на том, что в рамках DeFi роль «алчных банкиров» будут исполнять неподкупные смарт-контракты, которым «не нужны виллы на Лазурном Берегу Франции, самолеты и яхты». Это все очень хорошо звучит, но действительно ли смарт-контракт полностью не зависит от человека? Примером может служить один из самых знаменитых сейчас DeFi-проектов — yearn.finance, токен которого впервые в истории обогнал по цене биткоин. Этот проект полностью зависит от одного единственного человека — Андре Кронье, который является одновременно и инвестором, и владельцем, и главным разработчиком.

Иными словами, действительно ли децентрализованные финансы децентрализованы?

В классическом понимании, DeFi-смарт-контракт, безусловно, не должен зависеть от одного человека или группы людей.

Тем не менее, желание команды разработчиков иметь возможность влиять на нюансы выполнения контрактов вполне можно понять, особенно в свете последних событий с биржей KuCoin. Если бы не практически моментальная заморозка украденных токенов, злоумышленникам удалось бы похитить порядка 200 миллионов долларов. Уверяю, что пользователи Mt.Gox с удовольствием откатили бы транзакции, чтобы вернуть себе потерянные средства.

Однако в «трушных» DeFi протоколах предусмотрены различные защиты от несанкционированного вмешательства разработчиков протокола, начиная от времени размещения контракта в сети, заканчивая возможностью общего голосования держателей токенов управления, отменяющее изменения в контракте. Безусловно, подобная защита будет предусмотрена и в нашем проекте. Уверен, что в конечном итоге смарт-контракт вообще окажется защищенным от каких-либо изменений в ключевых параметрах, тем более, если это будет поддержано сообществом.

Расскажите подробнее о вашем DeFi-проекте. Что отличает проект от других инициатив DeFi, которые растут сейчас, как грибы в осеннем лесу?

В нашем проекте будет несколько уникальных фишек, которых нет сейчас в других решениях. Не хотел бы сейчас вдаваться в технические подробности, этим вопросам будет посвящена отдельная презентация. Скажу лишь, что мы планируем построить управление независимой децентрализованной финансовой экосистемой максимально близко к реальному банку, в том числе — с выборами правления, то есть делегированием полномочий держателями управляющих токенов.

Предусмотрены дефляционные механизмы, будет сделана попытка выйти за рамки текущего разделения на четыре основные направления DeFi проектов, создав либо отдельную категорию DeFi-банков, либо объединив лендинг, деривативы и систему управления активами в рамках единого механизма.

А можно чуть больше деталей? Чем лично вы занимаетесь в рамках проекта? Какую роль играет Александр Лебедев? Как проект инвестируется, каким образом управляется, кто является разработчиком? Будет ли собственный токен? Насколько амбициозные задачи ставит перед собой новый «DeFi-банк»?

Александр Евгеньевич является основным инвестором и идеологом проекта, я волею судеб отвечаю за вопросы менеджмента, команда Defirex — за техническую часть. Собственный токен управления, конечно, будет, будут приятные бонусы для ранних поставщиков ликвидности.

Мы ставим перед собой задачу войти в топ-10 мировых DeFi-проектов, став значимым явлением в области финансов, и показать, что наднациональные банки могут существовать без алчных банкиров и быть при этом надежными, как результат умножения 2 на 2.

И последний вопрос. Как вы считаете, действительно ли DeFi смогут заменить собой банки, ведущие, по словам Лебедева, «мировую экономику к катастрофе»?

Я уже говорил частично об этом. Все зависит от самих банкиров. В свое время Nokia, будучи лидером рынка, отказалась развивать направление смартфонов. Результат известен. Уверен, такая же участь ждет те финансовые учреждения, которые сегодня игнорируют новую цифровую реальность и блокчейн-технологии.


Самые интересные и важные новости на нашем канале в Telegram

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

BTC
12854.337.92%
ETH
395.357.18%
BCH
259.747.65%
XRP
0.253.44%
Ту зе МУН