Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Arstotzka blockchain

Блокчейн-разрушитель. Часть III

Мнение/Статьи

Как далеко мы можем зайти, избавляясь от традиционного централизованного государства при помощи блокчейна? Как может пойти процесс миграции? Что от государства останется и нужен ли нам вообще будет этот остаток?

Для начала я бы хотел привести общую аналогию, которая иллюстрирует критерии и смысл перехода. До сих пор человек был страничкой в государственном гроссбухе, которую чиновник заполнял, вносил изменения по мере их накопления, а затем ставил в ней финальную точку. И государство было единственным механизмом, который в принципе имел авторитет и техническую возможность для ведения подобного гроссбуха. В перспективе мы станем блоком данных в децентрализованном реестре уровня цивилизации, к которому государства, чиновники, мы сами, наши близкие и друзья, люди, которые нами интересуются — смогут получить определенный доступ (или не смогут).

Государству для ведения гроссбуха совершенно не нужна излишняя сложность бюрократии, из которой для уверенности сформированы многочисленные слои. Сложность понижает эффективность. Но государству нужна максимальная степень контроля за важными активами, а население с его ресурсами — это самый важный актив. Причем проблему надзора за надзирающими — Quis custodiet ipsos custodes? — осознали и начали обсуждать на полторы тысячи лет раньше Гоббса, Локка и Руссо.

Нагромождение бюрократии вокруг этого процесса, которое я описал в прошлой части, было вызвано исключительно технологическими возможностями. Мощные компьютеры, цифровая связь и развитая криптография смогли автоматизировать чиновничество. Это не привело к сокращению штатов, потому что население государств в целом растет, и еще быстрее растет тот объем информации, которое оно собирает, хранит и обрабатывает. Но это позволяет удерживать госаппарат примерно на прежнем уровне, а не удваивать его вместе с каждым новым поколением граждан. Я не припомню, чтобы правительственные бюрократы как-то особенно выступали против компьютеров. Точно так же они могут сделать самостоятельный шаг в направлении блокчейна, способствовать тому, чтобы своими руками похоронить прежние прошнурованные бумажные реестры.

Может показаться, что я слишком тороплюсь писать про государственный гроссбух в прошедшем времени. Но дело в том, что показательный первый шаг в нужном нам направлении уже сделан, причем сделали его правительства стран именно по собственной инициативе. Речь идет о биометрических паспортах, которые меняют парадигму с «я, государство, сим паспортом поручаюсь, что имярек — мой гражданин, верьте мне на слово» на «я, государство, заявляю, что если это гражданин, чье имя указано в паспорте, то его криптографически кодированные биометрические данные — такие-то, но вы проверьте сами». Массовый переход на новую схему, несмотря на все связанные с ней траты, был вызван неспособностью прежних технологий обеспечить необходимый уровень верификации людей на фоне растущих террористических угроз. Когда государствам припечет, они вполне способны меняться. А в данном случае они на международном уровне согласились на:

а) универсальный протокол идентификации личности;
б) инфраструктуру для проверки этих данных на границах;
в) утрясание законодательств стран для того, чтобы впускать иностранцев с биометрическими паспортами по упрощенной процедуре.

Естественно, если бы не вес американской дипломатии, которая и вынудила основные страны мира пойти на эти меры, все заняло бы гораздо больше времени. Тем не менее, это первый показательный пример того, как развитые и влиятельные страны отторгли часть полномочий и сформировали некий межгосударственный механизм, который с этими полномочиями теперь работает. По сути, это именно тот путь, который, как я ожидаю, со временем пройдут остальные фрагменты государственной монополии, когда начнут двигаться в сторону блокчейна.

Если попробовать сформулировать идеальную модель будущего, то это будет что-то вроде цифрового шлейфа личности, формируемого универсальными смарт-контрактами (которые и станут воплощением общественного договора, но уже не между абстрактным населением и князем, а между человеком и ОСМД «Государство X»), вечно хранимого в блокчейне цивилизации. Наше рождение будет подписано родительскими ключами, которые запустят контракт-конструктор, создающий этот шлейф. Наша смерть вызовет контракт-деструктор, который исполнит завещание либо по стандартным принятым процедурам выполнит необходимые шаги по поводу дальнейшего существования цифрового шлейфа. Очистит историю браузера, разошлет уведомления связанным шлейфам и распределит токены наследия по благотворительным фондам.

Но где здесь место для государства? В первой части я приводил в пример области, которые бы остались за традиционными структурами управления:

  • безопасность;
  • дипломатия;
  • частично суд — в тех местах, где он должен разбирать вопросы не буквы закона, а человеческой морально-этической оценки.

Сюда же стоит, наверное, добавить стратегическое целеполагание. Краудфандинг показал себя неплохо для запуска в производство мелких гаджетов, но прежде чем полагаться на него для решения всех задач, стоит подождать, пока таким образом профинансируют что-то вроде орбитальной станции или адронного коллайдера.

Набор делегируемых государству задач зависит не столько от развития блокчейна и доверия к нему, сколько от эволюции цивилизации. Государства до сих пор — основные игроки нашего мира, игроки консервативные и неповоротливые. Прогресс и его динамика зависят от их готовности меняться и передавать функции децентрализованным надгосударственным механизмам. Или альтернативным государствам, которые утратят патетику прошлого, флаги, гимны, идеологию и конституцию как нечто вроде письменного пересказа общественного договора, и будут тем, о чем я и говорил — чем-то вроде организации собственников многоквартирных домов.

Тонкий слой человечества уже живет над государствами. Сможет ли этот слой сформировать «техническое» государство, и сможет ли это государство добиться признания, отвоевать для себя нишу, проложить дорогу последующим государствам того же типа — это вопрос на миллиард долларов. Уже когда появятся хипстерские виртуальные государства и блокчейновая инфраструктура практически для всего, человечество, возможно, решит оставить старые страны просто из сентиментальных соображений.

Arstotzka passports

У нас сейчас процветает индустрия бракосочетания в разных экзотических местах планеты. Их можно повторять ежегодно или ежемесячно, подобные церемонии кормят множество туристических структур. Несмотря на то, что со времен сексуальной революции прошло полвека, популярность свободных отношений только растет, и заявку на вступление в брак уже оформляют через интернет. С государствами может получиться точно так же — оставят по старой памяти, для туристов и ради красивых паспортов с древними логотипами.

Все три части я намеренно выстраивал примеры вокруг только одного из государственных механизмов — человеческой идентификации. Он очень важен, но это лишь одна из существующих госмонополий. Их можно очень долго перебирать одну за другой, анализировать возможности, которые откроет децентрализация, намечать пути движения и бизнес-модели, которые можно создавать и использовать на этом пути.

При жизни мы стали свидетелями формирования технологии, которая позволяет делать вещи, по масштабу превышающие возможности государств. Для их создания не нужны колоссальные усилия, это не Манхэттенский проект. Для управления ими не требуются общественные организации или международные агентства. Для их поддержания не понадобятся чрезмерные ресурсы. И время работает на нас.

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

BTC
37842-2.08%
ETH
2348.93-2.01%
BCH
591.01-1.37%
XRP
0.84-0.27%
Ту зе МУН