Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

fire

Бутерин решил избавиться от «лишнего» эфира

Новости

Эмиссия эфира, в отличии от биткоина, не ограничена. Бутерин считает, что с этим могут быть проблемы. Бороться с перепроизводством монет основатель Ethereum намерен выводом части активов из обращения: лишние токены он собирается «сжигать».

Ограниченное количество монет, как в сети Биткоин — фактор, влияющий на ценность актива. Но ограничивать эмиссию Бутерин не собирается. Вместо этого он планирует ввести для Ethereum-проектов комиссию за использование площадки и «сжигать» полученные активы, то есть навсегда выводить из обращения.

«Сжигая токены, мы создаем экономическую модель, в которой ценность присутствующих активов определяется количеством уничтоженных в будущем. Иначе мы получим валюту, которая вообще ничем не обеспечена», — сказал Виталик.

Еще один вариант увеличения ценности эфира — заморозить часть монет, находящихся в обращении. Если бы Hash#Telegraph был юмористическим изданием, мы бы написали, что инцидент со случайным удалением части кода кошелька Parity, из-за чего $154 млн в эфирном эквиваленте навсегда выведено из обращения — часть бутеринского плана. Но в жизни все гораздо банальнее. Этот план связан с грядущим переходом платформы на Рroof-of-Stake: право подтверждения транзакции при использовании такого алгоритма получают ноды на счету которых больше средств. Таким образом, когда-нибудь наступит момент, когда пользователи начнут откладывать монеты. Именно об этом говорит Виталик.

Возможно, предложенные Бутериным меры приведут к увеличению стоимости активов платформы Ethereum, а возможно и нет. Сейчас цена эфира чувствует себя хорошо: за год она увеличилась на 3500%, а цена биткоина только на 2900%.

* * *
Мы в Telegram и Facebook.

 

Владимир Пахолюк

После окончания в 1996 году истфака сумского педагогического института работал в школе, потом сторожем в парке, потом журналистом газеты “Данкор”. В 2004-м Тимур Дорофеев позвал меня фрилансером в FHM, и через полгода меня взяли в штат, правда, другого журнала - готовящегося к запуску украинского Men’s Health.
Если бы мы с Дорофеевым были семейной парой, то уже отмечали бы агатовую свадьбу – 14 лет вместе.

Из Men’s Health меня переманили в Maxim – журнал, где незадолго до моего появления Дорофеев работал шеф-редактором. Потом Тимура позвали возглавить Time Out Kiev — и угадайте, кто фрилансил в этом журнале? Правильно, я. Когда я представлял себе персональный журналистский дримтим, то, конечно видел в нем великого и могучего Дорофеева. Мы должны были наконец встретиться и поработать в команде, не как главред и фрилансер, а как настоящая редакция. Это произошло в 2013 году: мы делали еженедельное глянцевое приложение к газете «Капитал» – Capital Time. Через год “Капитал” закрыли, но разными проектами мы занимались недолго. Летом 2017 года Тимур со словами «Видимо, это судьба» предложил мне редактировать новостную ленту для H#T.

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
3663.35-0.63%
XRP
0.330.13%
ETH
124.07-3.09%
BCH
130.46-1.01%
Ту зе МУН