Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Gandhi Yoda Buterin

Отчего завелся Виталик Бутерин

Мнение/Статьи

В разгар праздничных каникул, между Рождеством и Новым годом, основатель Ethereum и одна из самых цитируемых личностей криптосообщества Виталик Бутерин опубликовал ряд неоднозначных постов. В них он обещал уйти, если сообщество не прекратит концентрироваться на стяжательстве.

Это было бы красиво — герой присоединяется к пантеону удалившихся от мира героев — Сатоши Накамото и гранд-мастеру джедаев Йоде. Обещание было дано в твиттере и приложено к ретвиту поста Амира Тааки. Амир — личность интересная и многогранная: талантливый девелопер, мыслитель и криптоанархист, причем в его случае «анархист» не нуждается в кавычках. Тааки — убежденный враг государства в широком смысле, борец за новую модель человеческих отношений и революционер (он лично посещал курдскую часть Сирии и помогал оппозиционным движениям обустроить экономические связи на территориях, освобожденных из-под власти Асада). Его твиттер полон откровений об анархии вообще и упускаемых блокчейном возможностях в частности. В тот раз он написал вот что: «Биткоин превращается в провальный проект. Семена разрушения лежат между обломками сообщества, ослепленного ростом цифр курса и неизбежностью божественного воздаяния. Однажды вы поймете мои слова, но будет поздно, корабль уже отплывет». Не удивляйтесь уровню патетики — Амир к ней склонен.Amir

Бутерин перепостил это воззвание, и дописал, что предупреждение распространяется на все криптовалюты, а не только биткоин — эфира это тоже касается. Позже в тот же день он выразился еще конкретнее: «Если всё, чего мы достигнем, будут мемы про ламборгини и детские подколки на фекальную тематику, я УЙДУ. Хотя во мне еще остается вера в то, что сообщество сумеет вырулить в правильном направлении».

В комментариях под твитом Тааки была еще более-менее содержательная дискуссия, но первая реакция на посты Виталика оказалась настолько показательной, что человек более эмоциональный немедленно закрыл бы браузер, распродал все имеющиеся токены и отбыл на тропические острова (в случае Бутерина капитала хватило бы и на собственный архипелаг): две трети комментаторов сообщали, что подумают об этом предложении, когда накопят свой первый фиатный миллион. Еще четверть комментаторов разжигала эмоции и на этом фоне а) гадала, немедленно ли сдуется эфир, если его покинет Виталик, б) фантазировала, какой «шиткоин» придет на замену эфиру, в) навязчиво рекомендовала прямо сейчас покупать шиткоины из пункта «б».

Два дня спустя, когда эмоциональный градус снизился, а может, товарищи подсказали Бутерину, что подобные заявления несовместимы с его статусом и могут плохо сказаться на будущем его любимого детища (и на капитализации, чего уж там), Виталик написал твит номер три, компромиссный и примиренческий. В нем он обратил внимание на условие, с которого начинается прошлый пост: «Если все…» То есть, пока в этом содоме найдется несколько праведников, продолжающих заботиться об общественном благе, уход необязателен.

Но отчего так завелся Бутерин, насколько был серьезен, почему к его словам, как и почти всегда, стоит прислушаться?

Непосредственная причина твитов заключается в очень прохладном приеме последних бутеринских идей о масштабировании Ethereum. Я неоднократно отмечал, что резкий рост курса эфира сильно подействовал на эфирное сообщество, так что все развитие за пределами текущего года спускается на тормозах. Так было с офчейновым механизмом Raiden Network, так происходит с переходом на алгоритм консенсуса Proof-of-Stake, а с перспективными идеями вроде шардинга все еще хуже — там над Виталиком уже открыто глумятся. Я не хочу переводить эти фекальные дразнилки sharding-sharting, потому что они действительно детсадовского уровня.

Но это не всё. Ethereum с самого основания, еще на стадии концепции, порождал идеи и концентрировал вокруг себя команды, которые работали над новаторскими стартапами, выходившими за рамки интерфейса между криптовалютой и фиатом. 95% всех работающих проектов, которые за почти десять лет накопило наше сообщество, касаются интерфейса между криптовалютами и фиатом — как завести, как обменять, как вывести. На этом можно выстроить пирамиду и надуть хороший пузырь, но альтернативу традиционной экономике не построишь. А вот на платформе Ethereum рождались и воплощались идеи нового типа. О них много написано, назову лишь пару штук для примера — Augur, Request Network, да тот же злосчастный The DAO. Но попробуйте вспомнить стартапы подобного уровня, появившиеся в 2017 году, когда эфир пошел в бодрый рост, и на форумах стал стремительно падать процент девелоперских дискуссий, зато хорошо прижился традиционный pump. ICO проводятся с немыслимыми оценками — любой коллектив из дюжины человек теперь с самого начала метит на десятки, а то и сотни миллионов долларов. Могу допустить, чтобы стартап уровня OmiseGO или Ripple в самом деле требовал таких инвестиций — они оправданы там, где требуются большой объем программирования и контроль качества, вложения в инфраструктуру и стандартизацию, интерфейсы к существующей экономике. Но таких ICO могут и должны быть единицы, а не подавляющее большинство. Для стартапов эпохи «до криптовалют» существовала эмпирическая рекомендация выполнять начальный этап работ в свободное от основной работы время, за собственные средства и вложения «домашних» инвесторов — то, что может дать семья и близкие, чтобы в итоге сохранить в своих руках контроль над проектом перед тем, как обращаться к венчурным фондам. Криптостартаперов эти соображения не останавливают, ICO и полет курсов на Луну убивают эту полезную привычку и развращают разработчиков. Виталик и Амир предостерегают именно против подобного развития событий.

Меня порадовали те несколько процентов комментаторов, которые в итоге правильно восприняли месседж в заявлении Бутерина и поддержали его позицию. Как и он, я могу только верить, что сообщество продолжит делать работающие проекты, а не сидеть на накопленных токенах в надежде на инерционный рост курса за счет инвесторов новых волн, которым наплевать на перспективы блокчейна — им нужен только свой миллион за полгода. Я очень надеюсь, что хотя бы несколько процентов средств, собранных ICO, пойдут на финансирование разработки новаторских проектов, которые разовьются, станут востребованными массовым рынком и начнут приносить держателям их токенов доход от прибылей. Потому что это единственный способ сделать блокчейн не спекулятивным активом, а работающим инструментом, по поводу жизнеспособности которого ни у кого не будет сомнений.

Евгений Алефиренко

Техническое образование в области компьютерных наук и гуманитарное в области журналистики. Около десятка колонок в печатной прессе и интернете, а также программ на радио — и тоже в интернете — о науке, технологиях и аспектах будущего. Первые токены намайнены в 2011 в соответствии с привычкой просматривать все появляющиеся технические новинки, без особой мысли о курсе через многие годы или значении для следующего поколения экономической инфраструктуры. Первые токены потрачены в 2012 на блок японской жвачки с жутким содержанием кофеина. Я принципиально не хочу пересчитывать то приобретение на нынешний курс и узнавать, во сколько она мне обошлась бы в долгосрочной перспективе. И кстати, 95% тех просмотренных десять лет назад новинок давно позабыты — но посмотрите, во что развились криптовалюты!

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
3563.683.16%
XRP
0.339.2%
ETH
95.364.16%
BCH
99.8712.25%
Ту зе МУН