Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

институциональные инвесторы на рынке криптовалют

Почему «институционализация криптовалют» — парадокс

Мнение/Статьи

Разработчик и создатель Dogecoin Джексон Палмер рассказал все, что думает об институционализации криптовалют.


Каждый, кто следит за новостями криптосферы, наверняка обратил внимание на то, с каким нетерпением народ ждет прихода в крипту больших игроков из мира традиционных финансов. В последнее время нас захлестнула волна институциональных новостей: начиная с известия о создании Bakkt — дочернего подразделения Нью-Йоркской фондовой биржи, которое должно стать торговой площадкой и сервисом для хранения активов, заканчивая планами запуска биткоин-ETF и намерением крупных инвестиционных компаний, вроде Fidelity, заняться криптотрейдингом. И одновременно криптовалютные стартапы, наподобие Coinbase, адаптируют свой бизнес, чтобы составить конкуренцию гигантам с Уолл-стрит в борьбе за институционального инвестора.

Многие приходят в восторг, представляя, как вливание таких денег в криптоотрасль подтолкнет курсы вверх. Но давайте посмотрим на это критически и попытаемся проанализировать, что представляет собой эта фаза развития крипторынка, и насколько далеко она уводит нас от изначальных ориентиров.

Вспомним о том, что мы строили

Чтобы понять изменения настроений крипторынка, давайте сопоставим текущее положение дел с теми базовыми ценностями, которые стали основой децентрализованных цифровых денег:

  • сопротивление цензуре;
  • бездоверительные транзакции;
  • проверяемая история.

Cуществует еще и децентрализация, но некоторые проекты иногда поступаются ею ради большей эффективности, при этом сохраняя упомянутые выше черты. Условия успеха криптовалюты определяются соблюдением этих трех базовых принципов. Но при взгляде на действия игроков с Уолл-стрит появляются тревожные предчувствия.

Сопротивление цензуре

Сопротивление цензуре подразумевает способность пользователя осуществлять транзакции в рамках схемы без единой точки отказа. В Биткоине публичные ноды могут отключиться, но их место быстро займут другие. Модель децентрализованного консенсуса Proof-of-Work такова, что никто не может помешать вашим транзакциям попасть в сеть.

Корпорация (особенно банк), предоставляющая пользователю доступ к криптовалюте, делает шаг назад, прямиком к единой точке отказа. Если Coinbase.com окажется взломанной или сайт будет отключен, клиент, использовавший его в качестве точки входа, фактически потеряет доступ к децентрализованной сети Биткоина.

Более того, если Coinbase или другой централизованный провайдер сочтет, что ваш аккаунт является «подозрительным» (согласно их собственным стандартам), они могут заблокировать или ограничить к нему доступ, и тогда вы лишитесь возможности осуществлять транзакции.

Бездоверительные транзакции

Бездоверительность цифровых валют подразумевает, что пользователю не нужны услуги хранителя, посредника или другого пользователя для надежного и безопасного осуществления транзакции. В таких системах, как Биткоин, пользователи, хранящие свои приватные ключи, имеют полный контроль над своими средствами и являются их полноправными владельцами.

Однако у Bakkt, Fidelity и Coinbase есть общая черта – все они предлагают услуги хранителя средств владельцев криптовалюты. Это прямо противоречит принципу бездоверительности финансовых транзакций.

Предлагая услуги по хранению валют, эти компании хотят централизованно контролировать и управлять кошельками с биткоином и эфиром как крупных институциональных клиентов, так и обычных пользователей. Подразумевается, что клиенты ради удобства должны пожертвовать принципом бездоверительности и правом безраздельного владения своими приватными ключами.

Когда пользователи станут осуществлять транзакции с биткоином, используя ETF или накопительный пенсионный счет Fidelity, они фактически будут владеть криптовалютой только формально. Поставщик услуг просто перемещает балансы в пределах своей централизованной базы данных. Попросту говоря, если вы не контролируете свои приватные ключи, вы не являетесь владельцем криптовалюты.

И, наконец, на примере Mt.Gox, мы знаем, что большие суммы криптовалюты, которыми управляют централизованно, представляют собой лакомую добычу для хакеров.

Проверяемая история

Успех биткоина во многом был основан на убеждении, что финансовый кризис 2008 года спровоцировало широкое применение коррупционных схем. Предполагалось, что используя блокчейн, где информация о всех транзакциях открыта, пользователи получат возможность в любой момент  узнать об эмиссии и движении денег на рынке. И что банки не смогут подорвать эту новую экономику своими мутными схемами, так как владелец биткоина способен в любое время просто и безопасно проверить всю историю транзакций, сформировавших балансы в реестре.

Однако по мере того, как в хранилищах институциональных провайдеров будут накапливаться огромные суммы цифровых денег, транзакции все чаще будут смещаться из публичного блокчейна в офчейн с использованием частных баз данных.

Этот подход рекламируется как способ обеспечить более скоростные и дешевые транзакции. Однако побочным эффектом может стать ситуация, когда значительная доля сделок с биткоином или эфиром не будет подтверждаться криптографически.

Что у нас остается?

Опасность прихода институционалов в криптосферу заключается в том, что это может подорвать все три базовых ценности.

Предположим, пользователь заводит аккаунт на централизованном веб-сайте, доверяет хранение своих приватных ключей третьей стороне и не может увидеть в реестре, как распоряжается его средствами эта третья сторона… Возникает вопрос: а он точно владеет своей криптовалютой?

Да, криптовалюта обладает еще одной базовой ценностью, не упомянутой выше – это возможность распоряжаться классом активов, не созданных и не контролируемых государством. Технически это так, но возможен сценарий, который многим покажется еще более страшным, чем использование напечатанных государством фиатных денег.

Роль институционалов в криптоотрасли возрастет, и однажды банкиры и фирмы, хранящие миллиарды долларов своих клиентов, решат выпустить собственные токены, которые они будут контролировать, получать комиссии за их использование и выстраивать вокруг них свои монополии.

Я вижу, с каким энтузиазмом сообщество приветствует то, что фактически означает отказ от децентрализации. И я всерьез встревожен перспективой, которая открывается перед нами: банкиры с Уолл-стрит не только контролируют сервисы, выстроенные вокруг криптовалют, но и сами выпускают криптовалюты и управляют ими. Сейчас это еще выглядит как страшилки, но процесс уже идет – взять хотя бы запуск централизованных стейблкоинов, таких как USDC, управляемых теми же корпорациями.

Что дальше?

Есть и хорошие новости: на уровне протоколов уже ведется работа, повышающая сопротивляемость среды доминированию корпораций. Это инициативы, предполагающие масштабирование без передачи на хранение активов, такие как Lightning и Plasma. Это надежные аппаратные кошельки. Это проекты, защищающие приватность пользователей, такие как Zcash и Grin. Все это вселяет надежду на то, что криптоотрасль выдержит удар и сохранит верность своим базовым ценностям.

Но главный вопрос заключается в том, какой выбор сделает криптосообщество – верность идеям или бурное развитие рынка благодаря деньгам и возможностям, которые придут вместе с крупным капиталом, пусть и в ущерб децентрализации? Наблюдая за настроениями в сообществе, я склонен считать, что более вероятен, к сожалению, второй вариант. На макроуровне невозможно отрицать, что крупный капитал действительно на подходе. Однако движение, которое когда-то получило звание «настоящего Occupy Wall Street» теперь, похоже, ждет не дождется, когда Уолл-стрит придет и оккупирует его сама.

Видеовыступление Джексона Палмера на английском языке можно посмотреть здесь.

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
3202.91-1.12%
XRP
0.28-1.57%
ETH
83.39-1.44%
BCH
76.55-6.89%
Ту зе МУН