Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

адвокат Калой Ахильгов

«Белорусский криптоофшор сделан с прицелом на россиян»

Интервью

Российский адвокат Калой Ахильгов, автор популярного юридического телеграм-канала Kaloy.ru, рассказал Hash#Telegraph об эфемерной природе криптоактивов с точки зрения права РФ, американской гегемонии и белорусской криптолегализации.

Как и когда вы познакомились с криптоактивами?

Два года назад мой хороший друг посоветовал обратить внимание на криптовалюты, в частности, на биткоин и ещё пару валют. Себя могу охарактеризовать скорее как небольшого инвестора.
Вкладываюсь исключительно вдолгую, на перепадах курса не играю. Крупные суммы из своих вкладов пока не изымал, но в качестве платежного средства — использовал.

28 декабря Минфин и Центробанк РФ представили законопроект о криптовалюте. Министр финансов Антон Силуанов сразу назвал его рамочным. Но какие-то основные тезисы мы можем уже выделить?

Есть очевидный тренд — государство хочет персонифицировать криптовалюту, чтобы потом иметь возможность применить налогообложение. К примеру, при ICO для покупки токенов необходимо будет вводить полное имя и ИНН. И есть идея внедрить правила проведения цифровых транзакций, которые потребуют фиксации персональных данных.

Максимальный вклад одного физлица, не являющегося квалифицированным инвестором, в конкретное ICO предлагают ограничить 50 тыс. рублей. По вашему мнению, зачем такая норма предлагается?

Ограничения, судя по всему, вводятся больше из осторожности. Рынок ICO богат, мягко говоря, непорядочными эмитентами токенов. В нормальной ситуации такие ограничения не выгодны ни государству, ни бизнесу — из-за относительно низкого предела для личной инвестиции хорошие проекты рискуют просто не собрать нужную им сумму.

В случае проведения ICO через регулируемые биржевые площадки можно организовать учет инвесторов. Но как государство предполагает контролировать криптовалюту на обычных электронных кошельках?

Пока на эти вопросы нет ответов. На презентации постоянно звучал тезис, что «проект надо дорабатывать». И что будет с налогообложением — также неясно. Мы слишком многого ждали от этого законопроекта. Как оказалось — зря. Рабочим документом его можно назвать с натяжкой. Скорее всего, законопроект о криптовалютах будут перерабатывать к весне.

Проект о криптовалютах лишь обнародован, а потому нынешний статус криптовалют в РФ не определен. Сейчас Центробанк считает их денежным суррогатом. С другой стороны, криптоактивы ведь можно рассматривать не только как средство платежа, но и как товар?

При том, что законопроект о криптовалютах находится в самом начале своего пути, разговоры о нелегальности криптоактивов все же спорны. Санкции за расчеты криптовалютой в законодательстве не прописаны. Фактически, сегодня криптовалюта совершенно вне правового поля, и не очень понятно, как будут отслеживаться такие платежи, если даже закон примут.

Насколько, по вашему мнению, вообще реальна и здорова интеграция криптовалют в государственные финансовые схемы? Они ведь создавались именно как альтернатива подконтрольным государству системам, чтобы можно было «не светиться».

Перед государством стоит задача поступления налогов в бюджет, а также вопросы безопасности. И потому легализация криптовалют в нынешнем их виде невозможна или невыгодна. Поэтому, по моему мнению, во многих странах не спешат регулировать использование криптовалюты как актива.

Но если взять основные валюты (BTC, ETH, DSH и другие) — те, которые составляют основную массу капитализации всех криптовалют, их можно было бы начать интегрировать в какие-то отдельные платежные обязательства граждан. К примеру, оплату парковок, коммунальных платежей. Ведь никто еще не обеднел от приобретения биткоина или дэша, так почему государство не может на этом зарабатывать?

А если, допустим, государство вдруг передумает и законодательно запретит любые операции с криптовалютами, хватит ли ему, государству, ресурсов проследить за исполнением своего решения?

Даже если введут уголовную ответственность, в рамках закона такого ресурса не хватит. Но в России многое делается в нарушение закона: пара показательных процессов, где обвиняемого заставят (будьте уверены, что заставят) признаться, что криптовалюта принадлежит ему — и многие уже не будут рисковать и держать кошельки.

Но пока такие процессы не проводят, насколько чревато пользоваться криптой сейчас?

Как я уже сказал, до принятия закона криптовалюта находится вне правового поля. В связи с чем возникает масса коллизий. К примеру, идет процесс банкротства физлица. Конкурсный управляющий настаивает на том, чтобы истребовать криптовалюту. Но криптоактивы не являются имуществом и истребовать их невозможно.
Или был случай с разводом: муж вложил все в крипту и говорит, что денег нет. Через суд возможно установить только то, что деньги куда-то ушли. А куда — непонятно.

В обоих случаях ни бывшей жене, ни кредиторам добиться ничего не удалось.

Выходит, сейчас удобно и безопасно прятать деньги в криптоактивы? Как в этой ситуации быть тем, от кого их прячут?

Реальное положение вещей можно прояснить в рамках уголовного производства. Если добиться возбуждения дела, можно вытребовать выписку со счетов, установить и допросить получателей фиатных денег. Если лицо, продавшее криптовалюту за фиат, даст об этом показания, можно квалифицировать сокрытие средств как мошенничество или кражу, в зависимости от состава. А дальше, в гражданском производстве, факты, установленные по уголовному делу, приобретают преюдициальную силу.

Но на практике, должен сказать, добиться возбуждения уголовного дела весьма непросто. Во-первых, речь должна идти о значительной сумме. Но и это не гарантирует ничего. Правоохранительные органы будут сопротивляться и трактовать произошедшее как гражданско-правовые отношения.

Соответственно и украсть криптовалюту, с точки зрения закона, сейчас нельзя?

На практике — да.

Если кто-то завладел личными ключами или получил доступ к кошельку и вывел оттуда криптоактивы — добиться по закону их возврата будет невозможно.

И случай с банкротством, который я упомянул, это подтверждает.

Если есть опасение, что к владельцу крипты собираются правоохранители (повод может быть разный), как подготовиться к их приходу? Что стоит сделать в первую очередь, а чего не делать ни в коем случае?

Когда приходят не только к владельцу, но и к любому человеку, первое, что я советую — ни в коем случае не говорить пароли и пины от телефона, компьютера и прочих гаджетов. Это ваше право — не говорить. Вы можете его забыть, в конце концов. Ну, и понятно, что такие пароли должны быть. И второе — у вас на связи всегда должен быть адвокат.

Президент Беларуси подписал декрет, легализующий криптовалюту в рамках экстерриториального белорусского технопарка. Смогут ли россияне использовать Беларусь как шлюз для легализации операций с цифровыми активами, и если да, то как лучше всего это организовать?

Я скажу больше: думаю, что этот «офшор» как раз и сделан с ориентиром на ближайших соседей — на РФ в том числе, и не без консультаций с российской стороной. И россияне им могут воспользоваться без ограничений.

Выходит, можно будет зафиксировать права на крипту в российском юридическом поле, становясь владельцем белорусского юрлица, владеющего криптоваютой?

Я думаю, что Беларусь станет хорошей площадкой для проведения такого рода опыта. И если декрет Лукашенко действительно будет работать в том виде, в котором опубликован, вполне вероятно, что россияне смогут стать фактически узаконенными владельцами криптовалюты, а в РФ это будет декларироваться как актив за рубежом.

Интересно выходит. В России или Беларуси нужно принимать законодательную базу, чтобы закон мог «увидеть» цифровые активы. А в это же время директор Денежно-кредитного управления Сингапура заявляет, что не видит причин для государственного регулирования криптовалют в своей стране — у них и так все нормально работает.

Думаю, это больше связано с законодательством конкретной страны: налоговым, гражданским и уголовным. Если «и так все нормально работает».

А в США в это же время все не так радужно, как в Сингапуре. Хотя законодательная база для бизнеса весьма либеральна.

США с самого начала подвели этот рынок под законодательство о ценных бумагах. У них ценная бумага приравнена к ценному активу. И всем, кто хочет провести ICO или задается вопросом оборота криптовалют, нужно учитывать регуляции, которых американские законы требуют для ценных активов.

Американцы под флагом SEC теперь вмешиваются в работу зарубежных криптопроектов (бирж, обменников) под предлогом, что там зарегистрированы американские граждане. В результате многие из них просто закрыли доступ для американцев. Но так в перспективе могут начать поступать и другие страны. И как в таком случае поступать криптопроектам?

Один из принципов действия американского уголовного права, наряду с национальным или «защитительным» — территориальный. То есть закон действует на любого гражданина США в любой точке земного шара, если действия гражданина подпадают под федеральное преступление (а нарушение законодательства о ценных бумагах — именно такой случай). Но при этом включается и национальный принцип, который предполагает покровительство своим гражданам, включая защиту за рубежом, в обмен на соблюдение своего законодательства. Я бы добавил сюда и гегемонистическую позицию США, против которой в таких ситуациях вряд ли кто-то осмелится возражать.

Не все страны действуют по таким принципам. Но если начнут, то в white paper любого ICO придется включать подобные пункты и в отношении этих стран.

И последний вопрос — о профессиональном будущем. Пропагандисты блокчейн-технологий считают, что в новом мире с работающими смарт-контрактами сильно сократится количество юристов. Вы с этим согласны?

Да. И это нормально. Вообще в настоящей реальности слишком много бюрократических и административных барьеров, которые могут и должны быть упразднены новыми технологиями. К примеру, нотариусы, на мой взгляд, доживают свой век. Бухгалтерия в том виде, в котором она есть сейчас, перестанет существовать. А смарт-контракты позволят значительно разгрузить арбитражные суды.

 

Новое в Интервью

Ту зе МУН