Блокчейн, финтех, новая экономика, блэкджек

Proof-of-authority

Глоссарий

Доказательство полномочий (Proof-of-authority, или PoA) — один из алгоритмов достижения консенсуса в Р2Р-сетях. Впервые концепцию этого алгоритма предложил соучредитель Ethereum и Parity Technologies Гэвин Вуд.

Proof-of-authority предполагает проверку транзакций узлами со специальными полномочиями — нодами-администраторами. В каждой PoA-сети — свои принципы назначения таких валидаторов. К примеру, в POA Network, сайдчейне, созданном на базе Ethereum, владельцы нод-администраторов обязаны быть гражданами США и иметь действующую лицензию публичного нотариуса. Естественно, назвать такую систему децентрализованной трудно, поэтому в общественных блокчейнах PoA используют редко.

Зато Proof-of-Authority идеально подходит для частных, или как их еще называют, корпоративных блокчейнов. Такие сети подразумевают ограниченное число знакомых друг с другом участников. В этой сфере репутация узла играет решающее значение — доверие и является его капиталом.

В PoA-сетях нет майнинга (некоторые корпоративные блокчейны вообще обходятся без криптовалют), поэтому для поддержки работоспособности сети не нужно тратить огромные ресурсы — такие сервисы чрезвычайно дешевы в обслуживании. Еще они гораздо быстрее блокчейнов, работающих на Proof-of-work: например, блоки в POA Network генерируются раз в 5 секунд, а в VeChain — раз в 10 секунд.

Если PoA-сеть предполагает не только обмен информацией, но и передачу активов, то комиссии в таком сервисе будут значительно ниже чем в PoW- и PoS-блокчейнах. Еще одним плюсом таких площадок является возможность горизонтального масштабирования: PoA-сервисы могут объединять вычислительные мощности для совместной обработки транзакций.

Владимир Пахолюк

После окончания в 1996 году истфака сумского педагогического института работал в школе, потом сторожем в парке, потом журналистом газеты “Данкор”. В 2004-м Тимур Дорофеев позвал меня фрилансером в FHM, и через полгода меня взяли в штат, правда, другого журнала - готовящегося к запуску украинского Men’s Health.
Если бы мы с Дорофеевым были семейной парой, то уже отмечали бы агатовую свадьбу – 14 лет вместе.

Из Men’s Health меня переманили в Maxim – журнал, где незадолго до моего появления Дорофеев работал шеф-редактором. Потом Тимура позвали возглавить Time Out Kiev — и угадайте, кто фрилансил в этом журнале? Правильно, я. Когда я представлял себе персональный журналистский дримтим, то, конечно видел в нем великого и могучего Дорофеева. Мы должны были наконец встретиться и поработать в команде, не как главред и фрилансер, а как настоящая редакция. Это произошло в 2013 году: мы делали еженедельное глянцевое приложение к газете «Капитал» – Capital Time. Через год “Капитал” закрыли, но разными проектами мы занимались недолго. Летом 2017 года Тимур со словами «Видимо, это судьба» предложил мне редактировать новостную ленту для H#T.

Понравилась статья?

Подпишись на e-mail рассылку и будь всегда в курсе последних событий
BTC
5601.94-1.88%
XRP
0.482.76%
ETH
178.72-1.34%
BCH
417.46-3.55%
Ту зе МУН